ПРИБЫЛЬ И ЧЕСТЬ

Валентин Иванович Боцвин

Стоит ли для пользы дела постучать кулаком по столу? Можно ли насадить веру среди подчиненных своими указами? Как совместить евангельские заповеди и заботу о выгоде? Отвечает предприниматель из Санкт-Петербурга Валентин БОЦВИН

Размышления на Афоне

-- Вы уже были руководителем, когда пришли в Церковь? Пришлось ли что-то менять в себе, в работе?

-- Самое главное событие в моей жизни -- приход к Богу. А поскольку я уверовал в зрелом возрасте, уже с большим багажом пороков, то ломка была неизбежна. Пришлось распрощаться со многими своими греховными привычками, ставшими везде обычными. Я имею в виду образ жизни так называемых «новых русских» -- бани, пьянки, ночные клубы...

Что касается непосредственно самой работы, то после того, как открыл дверь храма, я увлекся разной общественной деятельностью: Рождественскими чтениями, семинарами, конференциями православной интеллигенции и т.п. Я словно открывал для себя новый мир, где люди занимаются настоящим делом -- спасаются сами и помогают другим. «А ты, -- укорял я себя, -- банально зарабатываешь на кусок хлеба». И моя работа отошла на второй или даже на третий план, производственный корабль пустился в свободное плавание.

Естественно, это привело к кризису. Один из моих сотрудников хорошо меня встряхнул, и я стал пересматривать именно с православной точки зрения: а где все-таки нахожусь в результате увлечения всеми этими программами? На своем ли я месте, правильно ли управляю? И что это вообще такое -- работа, которой я занимаюсь?

Мне доводилось спрашивать совета у отца Николая Гурьянова -- богоугодно ли мое дело, на своем ли я месте? Старец благословил заниматься тем, чем занимаюсь. А вопрос этот встал потому, что оптовая торговля, которая является сейчас в нашей компании главным направлением, связана с большими рисками. И нельзя сказать, что с точки зрения соблюдения заповедей все здесь стерильно чисто. Вот и был соблазн: может быть, найти какую-то другую работу, явно угодную Богу, чтобы в ней не было никаких соблазнов и искушений. Но это тоже период неофитства…

Как и всякий человек, руководитель проходит в жизни разные этапы своего развития, в том числе профессионального. Очередной такой этап закончился у меня несколько месяцев назад в паломнической поездке по святой горе Афон.

-- Почему именно там?

-- Святая гора Афон -- идеальные условия для исследования своей души: тишина и покой, нет суеты, и ты, грешный, падший человек, вопиешь к Богу: как быть, что делать? Думаю, что получил там ответ: как бы ни было тяжело, необходимо всегда оставаться православным человеком, жить и работать по совести. Лишь в этом случае спустя какое-то время все придет в норму. Но нужно вка-лы-вать! Чего я не делал на протяжении нескольких лет…

Именно на Афоне, в скиту Ксилургу, я укрепился и в правильности своего метода руководства. Он, кстати, остался примерно тем же самым, каким был до моего воцерковления.

-- Как бы вы его определили? Авторитарный? Демократический? Дружественно-сотруднический?

-- Используя вашу терминологию, у меня он скорее дружественно-сотруднический. То есть между нами существуют не только рабочие, но и личные, дружеские отношения. С кем-то -- более, с кем-то -- менее.

На Афоне я как бы протестировал свое внутреннее состояние и еще раз убедился, что основанный на страхе авторитарный метод мне не подходит. А сомнения были: может быть, возникший «завал» обусловлен моим слишком либеральным стилем руководства, и если его поменять, кризис закончится?.. Да еще и некоторые мои приятели и знакомые давали свои рекомендации, как надо рулить. По их мнению, необходимо всех построить, стукнуть кулаком по столу, накричать, а потом пожать всем руки: мол, вперед, работать! Этот вариант я тоже примерял и решил, что мне он не подходит. Войти в разгневанное состояние и не пропустить его в душу я не способен.

Пост по указу администрации

-- Скажите, а как вы сами пришли к вере?

-- Знаю человека, который пришел к вере в Бога, потому что искал СИЛУ. Меня влекла МУДРОСТЬ. В ее поисках соприкоснулся с жизнью художников: интересно, но не то. Познакомился с миром спорта -- опять не то. Затем был мир бизнеса -- снова не то! Ну а мир актеров, на который я возлагал особые надежды, даже огорчил своей закулисной реальностью… Везде -- все тот же грешный человек. Вот так, всего перепробовав, духовно искалеченный, я пришел к Богу. Помог мой младший брат. Он буквально вымолил меня. Сейчас это иеромонах Серапион, служит в Крыму.

-- Появление вашего общества «Санкт-Петербург--Крым» с этим связано? И зачем понадобился еще и Благотворительный фонд имени Иннокентия Сибирякова? Кстати, кто это такой?

-- Я прожил в Крыму почти десять лет, там произошло мое становление. Там осталось много моих друзей. Там я крестился. И в нашей петербургской компании есть люди из Крыма.

Что касается фонда -- мы создали его как фонд добрых дел и искали яркую личность, в честь которой можно было бы его назвать. Узнали о капиталисте-золотопромышленнике, выдающемся благотворителе Иннокентии Михайловиче Сибирякове, который в тридцать три года последовал завету Христа -- раздал свое многомиллионное состояние и принял постриг на Афоне. Для нас это недосягаемый пример святой жизни. Сейчас собираем о нем материалы, ищем специалиста со знанием греческого и латинского языков для работы в библиотеке Афона -- хотим выпустить книгу, фильм, сделать выставку о нем...

Сам фонд начал оказывать материальную помощь семьям священнослужителей, оставшимся без кормильца, а также нескольким семьям, оказавшимся в кризисной ситуации, и инвалидам с ДЦП. Удалось организовать помощь приходу храма святителя Николая в Гдовском районе Псковской области, при котором создается богадельня, ну и т.д.

-- А на ведении дел в вашем холдинге ваша православность отражается?

-- Наше кредо -- «Прибыль превыше всего, но честь -- превыше прибыли». Если же говорить в более широком смысле, думаю, что надо еще и замечать, в чем преуспевают твои сотрудники -- в добродетелях или грехах.

Об этом можно судить по их высказываниям в критических ситуациях. К примеру, у нас был заказ на сделку, где прошла предоплата на большую сумму. Спустя некоторое время выяснилось, что наша предоплата «растворилась» вместе с фирмой. Однако должника нам удалось найти, и встал вопрос, как с ним поступить. (Кстати, он сам оказался жертвой, а следом за ним и мы стали звеном этой цепи.) От него поступило предложение, которое озвучили (а значит, поддержали) мои сотрудники: создать под этого человека структуру для сбора предоплат и таким образом закрыть возникшую проблему, а потом и фирму. Т.е. сделать с другими то, что было сделано с нами. Но мы по этому пути не пошли, хотя и понесли большие убытки. И как будет решен вопрос, не знаю. Да и будет ли?

Подобные соблазны часто возникают перед руководителями в наше время, когда твердое купеческое слово кануло в Лету. Так что в подобных случаях во многом от руководителя зависит, что он выращивает…

-- Шеф-миссионер: может ли такое быть? Не получается ли при этом насилия над людьми -- все-таки подчиненные зависят от начальника…

-- Любой православный человек может и должен быть миссионером, но -- без всякого насилия над личностью. Лучше всего -- своим примером. Конечно, и я пережил стадию новоначального, когда хотелось всех быстро затащить в Царствие Небесное. Например, в период постов в нашей столовой готовилась жидкая невкусная похлебка из нечищеной картошки и квашеной капусты. Ну, в общем, как у великих подвижников первого века. Это привело к тому, что сотрудники втихую ели колбаску. Надеюсь, что этот период прошел у меня быстро, и сейчас он вспоминается с улыбкой.

Лекарство от превозношения

-- Вы сказали, что с подчиненными у вас дружественные отношения. Т.е. среди сотрудников есть ваши друзья? Это не осложняет дело?

-- Да, друзья среди сотрудников были и есть. Если все рабочие моменты четко оговорены, то осложнений быть не должно, раз есть доверие. Собственно, это состояние идеальной компании, когда все сотрудники -- друзья.

-- Есть ли у вас какие-то принципы руководства?

-- Начальник должен заботиться о подчиненных. Причем во всем, что в его силах, если хотите -- как отец о детях. Разумеется, в каких-то пределах. У нас, например, существуют бесплатные обеды для сотрудников, совместные путешествия на отдых в Крым, выезды на природу с шашлыками, рождественские подарки и т.п. Кроме того, при необходимости оказывается помощь и в других обстоятельствах -- на лечение, похороны, свадьбы…

-- Превозношения над людьми у руководителя не вырабатывается?

-- От такого недуга есть хорошее лекарство -- скорби и тяжелые испытания (от «наезда» налоговой -- до предательства близких). Вот тогда и видишь -- кто ты есть, как ты организовал работу… Тут уже не до тщеславия или высокомерия -- лишь бы вывести свой корабль из штормовой зоны. Откуда-то и смирение, и покаяние появляется…

-- Случаются ли в вашем коллективе «производственные конфликты», скандалы? Как вы с этим боретесь?

-- В коллективе, как во всяком живом организме, возникают разные болезни. Но я считаю, что в любых конфликтах по определению виноват руководитель: допустил ошибку, не все продумал, не обо всем позаботился. Способы лечения «болезней» коллектива могут быть как у терапевта или хирурга: где-то таблетки, а где-то и скальпель.

Пока с Божией помощью разрешать конфликты удавалось. Правда, один из них сейчас еще продолжается, но думаю, что через пару недель закончится. О живых делах очень трудно говорить, чтобы никого не обидеть. Могу, пожалуй, открыть, что этот конфликт вызван несогласием с условиями оплаты труда (ведь каждый считает, что его работа должна оплачиваться лучше), а решается он путем переговоров и поиска компромиссных решений.

-- В каких случаях вы недовольны подчиненным? Как вы даете ему это понять?

-- В самых обычных -- невыполнение задания, опоздания, безответственность. При выборе меры воздействия стараюсь учитывать характер человека, но обычно сначала это тонкое напоминание. Пытаюсь действовать дозированно, чтобы человек сделал выводы. Если этого не происходит, приходится действовать иначе. Иногда приходится и увольнять -- за леность, нерадивость, греховные привычки. К примеру, был сотрудник, который по десять раз переспрашивал задание, а потом еще брался учить, как правильно составить тот или иной документ. Это привело к тому, что чаша терпения переполнилась и после неоднократных предупреждений человек был освобожден, чтобы мы друг друга не искушали. Однако после некоторого времени он с покаянием вернулся. И слава Богу.

Но если человек усердно трудится, а у него по разным причинам что-нибудь не получается -- стараюсь терпеть и помогать. Конечно, с точки зрения получения прибыли такой подход менее эффективен и для православных руководителей нередко является камнем преткновения.

-- А бывает ли так, что вы сердитесь на подчиненных? Как с этим справляетесь?

-- К сожалению, бывает. Хожу на исповедь, каюсь.

-- Прощения у подчиненных не приходится просить?

-- Умеешь грешить, умей и каяться. У меня бывали случаи несдержанности, когда повышал голос, впадал в раздражение, хотя внешне на то были вполне объективные причины. Приходилось извиняться.

-- А любить подчиненных начальник должен? Или это уже вне сферы профессиональных отношений?

-- Нам Господом дана заповедь -- возлюби ближнего своего. А у руководителя его сотрудники и есть ближние. Но о совершенной любви могут говорить только святые, а мне, грешному, уместнее говорить о терпении. Учусь терпеть, меня же терпят!

Источник - Нескучный Сад, http://www.nsad.ru/index.php?issue=12

СПРАВКА
Валентин Иванович БОЦВИН родился на Украине в 1964 году. Окончил Полтавский техникум мясной промышленности по специальности “контрольно-измерительные приборы и автоматика”, после службы в воздушно-десантных войсках -- радиотехнический факультет Севастопольского приборостроительного института. Руководил конно-туристическим клубом, занимался служебным собаководством, сельским хозяйством. В 1992 году переехал в Санкт-Петербург, где работал менеджером в небольшой компании. В 1994 году зарегистрировал свою фирму. С 1998 года -- руководитель партнерства по развитию предпринимательской деятельности «Желдорэнерго» (небольшой холдинг на 50 сотрудников). Один из соучредителей общества «Санкт-Петербург--Крым», соруководитель Благотворительного фонда имени Иннокентия Сибирякова.

        Вернуться назад

Copyright © 2004 Просветительское общество имени схимонаха Иннокентия (Сибирякова)
тел.:(812) 596-63-98, факс:(812) 596-63-73
E-mail: sobor49@bk.ru, http: //www.sibiriakov.sobspb.ru/