Идеже хощет Бог. Жизнь и чудеса старца Порфирия.

 

Анаргирос Калиацос

"Этот ребенок - плод молитв"

Был март 1972 года, когда отца Порфирия посетил один из его духовных сыновей, чтобы посоветоваться по личному вопросу. Батюшка принял его с особой радостью, потому что очень его любил и считал членом своей семьи. Тем же отвечал ему его духовный сын.

Они беседовали с Батюшкой довольно долго и на разные темы, как это часто бывало. Вдруг отец Порфирий неожиданно спросил:

- А теперь скажи, какой вопрос тебя так сильно волнует?

- Откуда вы знаете? Я про это никому не говорил.

- Ну, давай, чадо, рассказывай...

Дело в том, что этот молодой человек познакомился в то время с одной девушкой и, прежде чем вступить в законный брак, хотел знать мнение Батюшки. Так он поступал всегда, если возникала какая-то жизненно важная ситуация. Если Батюшка не давал "зеленый свет", он ничего не предпринимал.

Итак, он рассказал Батюшке о своих обстоятельствах со всеми подробностями, чтобы получить его совет.

- У тебя есть фотография этой девушки? - спросил Батюшка.- Дай мне ее.

Тот дал. Батюшка долго молча рассматривал фотографию.

- Что вы видите, Батюшка? Почему ничего не говорите? Она хорошая или нет?

- Она очень хорошая. Только чересчур деятельная и беспокойная, и тебе трудно будет к ней приспособиться.

- Тогда я ей дам "увольнительную".

- Нет! Ты просил у Бога дать тебе врача, и Он дал тебе врача! То, что ты просил, Он тебе дал. О какой же "увольнительной" ты теперь говоришь? Да и твои родные ее очень любят. Они хотят прежде своей смерти видеть тебя счастливым и устроенным. Вы будете часто ко мне приходить, и я буду радоваться, любить вас и гордиться вами. Ведь ты знаешь, как я тебя люблю! И я знаю, как ты меня любишь. Будьте благословенны! С Богом все будет хорошо!

Так и случилось. Знакомство завершилось браком. Девушка стала одной из лучших духовных чад Батюшки, и он очень ее полюбил.

Однако совместная жизнь этой молодой четы началась со скорбей и мучений. Много они пережили, и как следствие этих волнений - невозможность девушки стать матерью, чего она так хотела.

Несмотря на уверения Батюшки, она обошла множество врачей, истратила массу денег, и все напрасно. Батюшка же постоянно говорил ей:

- У тебя будет ребенок! Не печалься и не трать зря деньги. Я тебе повторяю, у тебя будет ребенок!

И действительно, в скором времени она родила чудного мальчика, просвещенного от Бога и благословленного рукой самого Батюшки!

Следует заметить, что эта молодая чета имеет только одного ребенка. Ведь отец Порфирий говорил: "У тебя будет ребенок", но не говорил: "У тебя будут дети". Если внимательно прислушиваться к его словам, то можно самим постигать их глубинный смысл и делать правильные выводы.

Когда отец Порфирий впервые увидел новорожденного, он сказал его родителям:

- Этот ребенок - плод молитв!

Беседа о воспитании

В 1977 году моя жена забеременела. Мы были вне себя от радости. Первым делом мы отправились к отцу Порфирию, чтобы сообщить ему об этом, так как он разделял все наши радости и печали. Батюшка с первого же дня нашего знакомства поддерживал нас своими молитвами и советами, которые всегда были преисполнены мудрости и божественного вдохновения.

Получив столь радостное известие, отец Порфирий возрадовался, и его лицо просияло.

- Теперь радость ваша исполнилась! Наш добрый Бог все вам даровал! Так как вы добрые, то и Господь добрым рабам своим ни в чем не отказывает, ничего их не лишает. Я ведь вам говорил, что у вас будет ребенок. Но вы мне не верили, как Фома неверующий.

Я знаю, что вы меня любите, но вы маловеры... Вы легко поддаетесь слабостям и пасуете перед испытаниями. Приезжайте ко мне почаще, так как вы в этом имеете нужду. Когда вы ко мне приходите, я вижу вас хмурыми и мрачными, а когда уходите от меня, вы преображаетесь и уезжаете радостными, счастливыми, и вера ваша укрепляется! И автомобиль ваш не едет, а летит!

А пока садитесь-ка, и я вам кое-что скажу, так как вы в скором времени станете родителями. И то, о чем я вам скажу, запомните хорошенько, соблюдайте и выполняйте все в точности, если хотите видеть своего ребенка счастливым, да и самих себя тоже.

Сюда ко мне приходят сотни родителей и со слезами на глазах просят помочь их детям, так как те попали в дурное окружение, употребляют наркотики, с руганью набрасываются на родителей, требуя от них денег, чтобы потратить их на карты и другие азартные игры, а когда родителям нечего им дать, они не только угрожают, но и бьют их! Дело доходит до того, что родители проклинают своих детей и тот день и час, когда произвели их на свет Божий!

Я видел родителей, плакавших кровавыми слезами из-за своих детей, утративших всякие моральные устои. Нередко они говорили, что лучше бы совсем не иметь детей! Потому что тогда была бы у них одна беда, одна печаль, а теперь у них тысячи бед и несчастий. И столько ужасающих проблем такие дети ежедневно создают родителям, что порой им стыдно появляться на людях!

Поэтому родители просят меня, чтобы я молился об их детях, дабы спасти их. Когда же я спрашиваю их: "Что же вы сами делаете для спасения своих несчастных созданий?" - то, как правило, получаю один и тот же ответ: "Мы ничего не можем поделать. Дети вышли из-под нашего контроля еще в подростковом возрасте!".

Этого и следовало ожидать. Поскольку в детские годы вы ничего не сделали для ваших детей, а ждали подросткового возраста, чтобы заняться их воспитанием. Чего же вы теперь хотите? Ждите худшего.

Ребенок - что тесто. Чем мягче тесто, тем легче из него лепить. Чем меньше ребенок, тем легче его исправить, научить чему-то.

Теперь, когда вы вспомнили, что у вас есть дети, а скорее, они сами вам об этом напомнили своим безобразным поведением, менять что-то уже поздно. Птичка улетела! И если птичка улетела из клетки, в которой мы ее держали, то ее не поймать!

Воспитание ребенка является альфой и омегой для родителей по отношению к тому маленькому человеческому существу, которое они, при Божием содействии, произвели на свет. Родители, которые не сумели правильно воспитать своего ребенка, потерпели крах во всем! Во всем!!! Вы меня слышите? Множество родителей посвящают свою жизнь расширению своих промышленных предприятий, увеличению денежных капиталов и ничего не делают для правильного воспитания детей. В таком случае, скажу я вам, они не только ничего не сделали для своих детей, но, наоборот, сделали все, чтобы те стали лентяями, бездельниками и преступниками. Они из детей сделали преступников! И знаете почему? Потому что, когда деньги находятся в руках испорченных людей, они приносят зло и тем, у кого они есть, и другим - тем, у кого их нет. Первые подкупают вторых и пользуются их услугами по своему усмотрению. И делают это никак не для добрых целей.

Знаете ли вы такое изречение: "Деньги портят совесть"? Эта мысль очень правильная! Деньги портят человека, позволяя, помимо прочего, подкупать его совесть. И это идет от сотворения мира. Зачем далеко ходить? Разве Иуда не предал Христа за деньги? За тридцать сребренников? Вам этого недостаточно? И это ли не аргумент, доказывающий развращающую роль денег, когда они употребляются людьми, не имеющими внутри себя Бога? И следовательно, те, кто не воспитывает детей в вере, кого, вы думаете, они создают? Иуд! Да! Именно их! Горе таким родителям! Потому что они собирают сокровища здесь, на земле, и проявляют полное безразличие к Царствию Небесному.

Кроме того, поскольку они приобретают материальные блага здесь, ни сами они не могут ими вдоволь насладиться, ни дурно воспитанные дети, ибо они все истратят. И знаете, почему так происходит? Потому что родители заражены неизлечимой болезнью, которая называется сребролюбием. В объятиях этой болезни они и умрут!

Ибо все другие блага, которые даровал им Бог, оставляют их равнодушными. Так они и умрут, даже не успев насладиться своими сокровищами. А дети их, дойдя до жалкого состояния, будут неспособны сохранить приобретенное родителями! Почему? Да потому, что сохранять гораздо труднее, чем собирать!

Следовательно, правильное воспитание дается не тогда, когда мы хотим или когда нам это удобно. Чаще всего это не так. Для правильного воспитания нужно, чтобы совпали две вещи: чувство воспитательного долга у родителей по отношению к детям и время, благоприятное для воспитания ребенка, а оно точно совпадает с моментом его зачатия; воспитание продолжается в течение всего периода беременности и неуклонно усложняется со дня рождения ребенка до того момента, когда ребенок вырастет.

То, что я вам сейчас говорю, очень важно. Поэтому я хочу, чтобы вы были очень внимательны!

Забота родителей о ребенке начинается с момента, когда он еще находится во чреве своей матери! Да! С тех пор!

Как же можно воспитывать эмбрион, да и вообще ребенка, находящегося во чреве матери? А вот как. Сами мы сделать не можем ничего! Тот же, Который дал зачатие, Он может все! В самом деле, существует ли более великое чудо, чем чудо зачатия? Конечно нет!

Поэтому мы должны обращаться к Богу и горячо просить Его в молитвах, дабы Он позаботился о совершенстве тела и души зачатого ребенка. И Он благодатью Духа Святаго будет заботиться о двоих: и о матери, и о ребенке. Но на этом наши молитвы не заканчиваются. Наоборот! После рождения младенца, по мере его роста, должны возрастать и наши молитвы.

Таким образом мы на самом деле доверяем Господу правильное воспитание нашего ребенка. А когда наш ребенок находится под непосредственным и постоянным Его наблюдением, когда Господь Сам его охраняет и покрывает, только тогда мы можем быть уверены, что ребенок никогда не собьется с пути.

"Я тебя не люблю. Уходи и не возвращайся"

Если читатель внимательно читал эту книгу, то, вероятно, помнит о том примере послушания, о котором отец Порфирий мне рассказал, желая дать понять, что существует крайнее послушание. Но я все-таки сомневался в реальности этого происшествия.

Напомню вам об одном ворчливом старике аскете, который жил на Святой Горе и у которого ни один из послушников не мог продержаться более двух-трех дней. Когда же отец Порфирий пытался послужить ему, старый монах отправил его обратно, указав при этом на окно. И Батюшка, не теряя времени, выпрыгнул через окно!

В этот рассказ - да простит мне блаженный Старец! - я никогда не мог поверить. Не потому, что сомневался в его искренности - я далек от такого рода подозрений,- просто я не мог себе представить, чтобы Батюшка выпрыгнул в окно, проявляя крайнее послушание выжившему из ума старцу, который измучил всех его предшественников.

Мне это казалось чем-то абсолютно бессмысленным и в то же время недопустимым! Но Господь, так же любивший Батюшку, как и он возлюбил Его, не хотел, чтобы этот батюшкин поступок, совершенный им по послушанию, оставался тайным.

Много лет спустя, а именно в 1978 году, я сподобился увидеть, как Батюшка точно так же выпрыгнул из окна, с одной лишь разницей, что этот случай произошел не на Святой Горе, а в Афинах. И сделал он это не для того странного аскета-святогорца, но ради меня, маловера! Именно ради меня!

Хорошо помню: это был воскресный день 1978 года. Я поехал вместе с семьей навестить Батюшку и провести, как обычно, вместе с ним весь день. Когда мы приехали, там было столько народу, что мы едва могли подойти к нему и получить благословение. Я, правда, успел сказать, что мне очень нужно его видеть, крайне нужно! То же самое сказал и Батюшка, ибо он тоже хотел со мной поговорить.

Значит, надо было подождать, пока разойдется народ, и я хоть раз в жизни должен был проявить послушание. Однако народ все прибывал и прибывал. Между тем приближалось время обеда. После обеда Батюшке необходимо было отдохнуть по совету лечащих врачей, так как совсем недавно он перенес первый инфаркт.

И в самом деле, отец Порфирий распорядился, чтобы все, кто приехал в скит, подошли к нему под благословение, затем пообедал и прилег отдохнуть, а одна из сестер заперла его в келье, которая тогда находилась на первом этаже. Ключ она унесла с собой, так как нередко Батюшку беспокоили даже в часы его короткого отдыха.

Жена с нашим десятимесячным ребенком отправилась погулять в лес, а я закрылся в своей машине, которую припарковал около кельи Батюшки под громадной сосной, чтобы получше укрыться в ее тени, так как солнце сильно припекало. Там я ждал, когда проснется Батюшка, чтобы его сразу встретить и успеть поговорить по поводу беспокоившей меня проблемы.

А проблема состояла в том, что моя служебная карьера требовала перехода на работу в область. При этом руководство не желало принимать в расчет ни мое семейное положение, ни сложности со здоровьем. Как известно, любое перемещение по службе создает проблемы даже там, где их нет. А уж если они есть, то начинают разрастаться, что и имело место в моем случае.

Итак, я сидел в машине и напряженно ждал, когда же проснется Батюшка. Мысленно я уже невольно осуждал... отца Порфирия за то, что он так долго не просыпается и этим продлевает мои мучения.

Вдруг вижу: отодвигается занавеска на окне в келье Батюшки, распахивается створка окна, оттуда выпрыгивает отец Порфирий и быстрыми шагами направляется ко мне. Видно было, что он очень сердит. Я оцепенел. Подойдя к моей машине, Батюшка начал с силой стучать в окно и громовым голосом требовать, чтобы я вышел.

- Ты чего заперся внутри, словно после родов, и не даешь мне поспать? Ты для того сюда приехал, чтобы запереться внутри машины? Сходи-ка прогуляйся в лесу да подыши свежим воздухом, чтобы легкие твои очистились и кровь прилила к мозгам. Пользуйся тем, что ты сейчас далеко от Афин, с их удушливым грязным воздухом, который настолько вреден человеческому организму, что больницы переполнены раковыми, сердечными и психическими больными! Походи по лесу да посмотри, как мудро создал Господь этот мир! Пойди, подивись величию природы, взгляни на холмы, поляны, лесные ущелья, горы и оцени их совершенство и мудрость их Творца. Разве ни о чем не говорит тебе гармония, разлитая в природе?!

Я вот старик, больной, однако два-три часа в день хожу, причем быстро. Вот вчера ходил больше трех часов по лесу, меня уже искать собирались. Сегодня, конечно, болят ноги, потому что я был нездоров и не выходил несколько дней, однако я не сдаюсь, потому что знаю, что ходьба полезна для моего сердца, и ты должен знать, что ходьба - лучшее упражнение для сердца. Более того, при ходьбе улучшается работа не только сердца, но и всего человеческого организма, и нервная система приходит в равновесие. А ты тут сидишь столько времени, запершись в машине, и плачешься на свою судьбу, беспокоишь меня, не даешь мне поспать.

- Когда я вас беспокоил, Батюшка? Столько часов сидя в машине, я даже рта не раскрывал! Зачем вы все это мне говорите и огорчаете меня? Разве не довольно с меня других расстройств?

- Не знаю, о чем ты говоришь! Я знаю одно, что ты столько времени меня беспокоишь. Ты постоянно твердишь: "Когда же он проснется? Он все еще спит?". Какой сон? Разве ты дал мне поспать хоть минутку? Ты меня замучил. И не говори, что я тебя расстроил. Господь меня просветил прийти к тебе и сказать об этом, а поскольку дверь моей кельи была заперта, я был вынужден выпрыгнуть в окно, чтобы прийти к тебе. У меня не хватило терпения дождаться, когда откроют дверь, потому что я должен был сию же минуту все тебе сказать! Вот Господь меня и просветил! Ты меня очень расстроил! Поэтому я больше тебя не люблю! Уходи и не возвращайся!

Языком, как известно, можно убить человека, а в устах святого Батюшки такие слова звучали просто убийственно. И это те уста, которые всегда произносили слова сострадания и жалости всем, кто в них нуждался!

Дело приняло серьезный оборот: отец Порфирий не мог остановиться и продолжал сыпать свои безжалостные "обвинения" в мой адрес еще очень долго. Меня спасало то, что, пережив шок от его последней фразы, я пришел в такое замешательство, что уже не понимал его слов. Он все говорил и говорил, а я все слушал. Диалога, в сущности, не было.

Совершенно не помню, в чем он меня обвинял. Помню только, что был он очень жёсток по отношению ко мне, он просто кипел от возмущения! Однако уважение и любовь к Батюшке запечатали мои уста, и я терпел, не сказав ни слова в свою защиту.

И еще помню, что, проходя вместе со мной по саду скита, который не был еще приведен в порядок, он с силой выдирал встречавшиеся сорняки, несмотря на заграждения, которые недавно были поставлены, желая таким образом показать мне, что работа и движение не только не вредят, но даже необходимы для поддержания здоровья.

И каждую мою попытку воспрепятствовать ему в этой "работе" он резко обрывал, говоря: "Когда имеешь Бога, то ничего не страшно!". И еще: "Тот, кто боится упасть, всегда плетется в хвосте!".

Уже солнце клонилось к закату, а отец Порфирий все продолжал читать мне нотации на ходу, пока мы не дошли до огромной сгоревшей сосны. Кто-то срубил часть дерева, а остальное оставил до следующего дня. Рядом лежал и топор. Как только Батюшка увидел топор, он взял его в руки и начал рубить это огромное дерево.

Тут уж я не выдержал! Я вырвал топор из его рук и закричал:

- Что вы делаете? Вы хотите покончить жизнь самоубийством?

Отец Порфирий не сопротивлялся, как я того ожидал. Он сел на обрубок дерева и внимательно и с большим любопытством стал меня разглядывать, потому что, как он позже мне признался, он никак не ожидал, что я с такой легкостью смогу вырвать из его рук столь острое и опасное оружие. Конечно, он не знал, что уже в раннем детстве я много занимался рубкой леса, обеспечивая дровами всю нашу деревню.

Я начал очень быстро, еще не остыв от полученного ужасного "нагоняя", орудовать топором, пока не срубил остатки дерева и не разрубил их на части. Отец Порфирий был очень доволен результатами моей работы, в которую вылились весь мой эгоизм и самолюбие. В любом случае мне нужна была разрядка, чтобы выйти из того ужасного состояния, в котором я тогда находился.

Батюшка встал, подошел ко мне и сказал:

- Смотри-ка, у тебя, оказывается, большие способности! Только ты, к сожалению, не хочешь их использовать. Так прекрасно нарубленных дров и так хорошо уложенных я еще никогда не видел. Даже самый лучший дровосек так бы не сделал. Это как раз то, что нужно для моей печки. Да ты и в самом деле способен на все! Только не делаешь того, чего тебе не хочется. Вот почему я так плохо с тобой говорил. Я хотел, чтобы ты обрел свое прежнее состояние, освободившись от груза проблем. У меня не было другого выхода. Так меня просветил Господь! Я вижу, что ты "сложил оружие". И конечно, не вовремя! Разумеется, я тебя очень расстроил, знаю. Но я расстроился из-за тебя еще больше, и, как ты знаешь, я ведь очень болен. Чего ты хочешь от меня? Ты хочешь, чтобы я умер? Почему ты не отвечаешь? Я тебя спрашиваю! Ты хочешь, чтобы я умер?..

Я молчал.

- Уже темнеет. Прекрати работу, не то поранишь себя. Скажи правду, что ты сделал с крестом, который я тебе дал? Разве я тебе не говорил, чтобы он всегда был с тобой? Я сам его сделал. Своими руками. Дал тебе. Знаешь ли ты, что это за крест? Я так долго держал его на Святом Гробе Господнем! И столь же долго - на Честном Животворящем Кресте! Я тебе говорил, чтобы ты каждый раз, когда идешь ко мне, показывал мне его. Дай-ка я на него посмотрю.

Молча я извлек крест из кармана и показал ему. Он взял его, перекрестился, поцеловал и вернул мне.

Крест этот имеет свою историю. Когда меня перевели на работу в область, мне сообщили об этом телеграммой. В результате я вынужден был немедленно выехать, не успев сообщить об этом Батюшке (у него в то время не было телефона). Когда через месяц я вернулся в Афины, я стал искать Батюшку, но напрасно! Мне сообщили, что с ним случился инфаркт и после недолгого пребывания в больнице он поселился в доме у друзей, которые за ним ухаживают. Адрес этого дома от меня тщательно скрывали.

После того как, приложив сверхчеловеческие усилия, мне все же удалось отыскать отца Порфирия за пределами Афин, я вынужден был ему все рассказать на исповеди, которая длилась достаточно долго. Исповедовал он меня в лесу.

- Когда и кому я говорил, чтобы меня от тебя скрывали, дитя мое? Видишь ли, мои духовные чада делают все по своему усмотрению. И плохо делают, отчего страдают другие мои духовные дети. А сейчас подойди ко мне, я прочту над тобой молитву, и все будет хорошо.

Потом Батюшка сказал:

- Дай-ка мне ту вещицу, которую тебе кто-то подарил.

Я ему отдал. Он многократно начал крестить ее, шепча какую-то молитву, а потом с силой бросил в лес.

- Теперь возьми вот этот крест, и он будет тебя хранить. И смотри не потеряй его. Каждый раз, когда будешь у меня, ты мне его показывай. Ты слышишь?

И действительно, всякий раз он просил показывать ему крест! То же было и при нашей последней встрече, прежде чем Батюшка совершил свое последнее путешествие в вечность. Теперь у меня нет необходимости показывать ему крест... Он его видит оттуда сам!

 

 

 

 
http://azbyka.ru/tserkov/svyatye/svyatye_i_podvizhniki/kaliatsos_zhizn_i_chudesa_startsa_porfiriya_03-all.shtml
        Вернуться назад

Copyright © 2004 Просветительское общество имени схимонаха Иннокентия (Сибирякова)
тел.:(812) 596-63-98, факс:(812) 596-63-73
E-mail: sobor49@bk.ru, http: //www.sibiriakov.sobspb.ru/