"РУССКИЙ АФОН"

Путеводитель в исторических очерках


Михаил Талалай

АФОНСКОЕ ПОДВОРЬЕ В ПЕТЕРБУРГЕ

Содержание:
Афонское подворье в Петрбурге
Эпилог. Меняется ли Святая Гора?
Приложение:
Все монастыри

Афонское подворье в Петербурге

Своеобразный уголок Петербурга – Пески. Вроде бы до Невского пять шагов, а кажется – пять верст, ибо в Песках почила почти провинциальная тишь. Редко кто из посторонних забредет сюда: достопримечательностей тут почти нет. Главную местную святыню, храм Рождества Христова, как водится на нашей родине, сгубили, вырвав из Рождественских улиц их центр и обозвав осиротевшие проезды Советскими.

Редко кто здесь посмотрит заинтересованным взглядом на странную постройку, что стоит на углу 5-й Советской и Дегтярной и что век назад привлекала людей из самых отдаленных мест столицы. Тем более редки те, кто может узреть в ее обезображенных чертах бывший храм Божий. А об этом в первую очередь свидетельствует алтарная апсида, выходящая строго на восток, то есть на тротуар Дегтярной (помню, как долгое время вплотную к этой апсиде стоял пивной ларек: и не то чтобы безбожники хотели покуражиться, а просто отупели горожане).

Это ампутированное строение и есть Андреевское Афонское подворье в Петербурге, тот самый уголок Святой Горы, что воссоздавал в нашем городе ее традиции, дух, строгий устав. Забытое всеми (кроме посетителей Архива научно-технической документации, тут «сидящего») здание есть плод длительных трудов и хлопот, проделанных с тем тщанием и смирением, на которые способны лишь афонцы.

Первые шаги по устройству петербургского подворья относятся к середине позапрошлого века, когда известный археолог и радетель Афона, Петр Севастьянов, предложил возвести часовню в пользу Андреевского скита, ктитором коего являлся. Затем другая благодетельница, купчиха Анна Джамусова, пожертвовала скиту большой земельный участок в Песках.

Сию Джамусову сейчас ежедневно поминает один синайский насельник, о. Григорий. Араб по национальности, родом из Ливии, он прилепился к Синайскому (греческому) монастырю, настоятель которого благословил его временно уйти на Афон – за постригом и за… греческим паспортом. Послушник попал в Андреевский скит, где в ожидании монашеского чина занимался историей обители, в том числе историей ее подворья в Петербурге. Почитание же купчихи возникло неслучайно: фамилия о. Григория – Джамус!

Усилиям Севастьянова и Джамусовой удалось воплотиться лишь спустя несколько десятилетий. В чем причина такой волокиты? Официальные публикации об этом умалчивают, однако исчерпывающее разъяснение дают скитские архивы. Дело в том, что афонского подворья, как учреждения стороннего, не желали епархиальные власти, видевшие в нем неконтролируемый источник средств.

В конце концов митрополита Исидора Петербургского удалось убедить, и в 1889 году Александр III утвердил, по представлению Победоносцева, строительство подворья, освященного в 1892 году.

Строил храм (и братские корпуса) зодчий Н.Н. Никонов, и так как нынче от его трудов почти ничего не уцелело, позволим себе краткое описание постройки. Подворское здание, в московско-ярославском стиле Х VII века, завершали пятиглавие с шатром над главным барабаном и высокая шатровая колокольня с двумя боковыми главками над притвором. Стены, главы и апсида были богато украшены аркатурными поясами, колонками, кокошниками. Основной деталью художественного оформления служило трехлепестковое завершение порталов, наличников, киотов. Кто-то не пожалел трудов, чтобы все это затем испортить, сбить, уничтожить, обезличить.

Афонское подворье сразу же стало известным, и не только в российской столице. Основную роль здесь сыграло решение андреевцев поместить в его крипте главную скитскую святыню, чудотворную Богородичную икону «В скорбех и печалех утешение». Помимо иконы, богомольцев, конечно, влекло сюда дивное святогорское богослужение.

Жизнью подворья руководили настоятели Андреевского скита, которым скрупулезно отправлялась вся отчетность (однажды в афонском архиве скита мне попался занятный документ: подворские монахи, уставшие, видно, от однообразных бумаг, выслали своему дикею отчет о состоянии их волос – «кто сед, кто лыс» и прочее).

Во время имяславческого движения подворье неожиданно вышло на первые позиции афонского спора. Дело в том, что если в самом скиту имяславцы одержали верх и выдвинули из собственной среды нового скитоначальника, старца о. Давида, то подворские иноки сохранили лояльность прежнему настоятелю, архимандриту Иерониму. Отец Климент, личный секретарь изгнанного архимандрита, обосновался на петербургском подворье и пытался оттуда противостоять также прибывшим в столицу имяславцам, в первую очередь о. Антонию (Булатовичу).

По окончании имяславческой смуты подворских монахов принял царь, интересовавшийся подробностями. Иноки отослали в скит подробнейший отчет о высочайшей аудиенции: Николай II принял подарки (иконы), выяснял подробности «афонского бунта» (андреевцы заявили, что главными зачинщиками выступили монахи из Пантелеимонова монастыря), сказал, что в его придворной церкви кадят только афонским ладаном. Более всего монарха заинтересовали сведения о стратегически важной бухте в Македонии, купленной скитом, - дело шло к войне.

Грянула революция. Связь Петербурга с Афоном разорвалась – да так поныне и не восстановилась.

Настоятелю подворья, архимандриту Макарию, своими силами пришлось защищаться от различного рода посягательств. Петроградские насельники добыли справки, что они, как агиориты, находятся в каноническом подчинении Константинопольскому Патриарху, но это им не помогло. Наступление шло сразу с двух сторон – от новой власти, национализировавшей подворскую недвижимость и требовавшей изменения статуса «религиозного объединения», и от обновленческого Церковного Управления, боровшегося с «черным» духовенством.

Номинально уже в 1919 году подворье было ликвидировано: Смольнинский совет и новая приходская община во главе с ее настоятелем, архимандритом Макарием, подписали примечательный договор. Он состоял из обязательств верующих («беречь… не допускать… платить… нести материальную и уголовную ответственность») и самых широких прав властей.

В 1922 году совдепы изъяли ценности, около трех пудов серебра («Мы поплакали досыта», - писал на Святую Гору о. Макарий), несмотря на то, что при подворье действовал питательный пункт на 30-40 нуждающихся. Святогорцы (без Святой Горы) шли на самые разные ухищрения: братия, например, была оформлена как жилищное товарищество дома № 13/14, а позднее – как трудовая артель Старо-Афонского Свято-Андреевского коллектива. Организовалась и «двадцатка» мирян, причем члены «афонского коллектива» брали перед мирянами обязательство на совершение богослужений и на «каждодневное дежурство священнослужителей».

Однако новый режим словесным ухищрениям не внимал. В 1929 году иноки были выдворены из их дома. Большинство перебралось в поселок Петро-Славянку, образовав там скиток. Но и скромный скиток мешал властям: в 1932 году его насельников арестовали и сослали. Некоторым из них удалось укрыться на подворье. Их, конечно, там обнаружили во время ночного обыска и приговорили к более суровым мерам наказания – к лагерям. Тотчас был закрыт и храм.

…Однажды я решил узнать, не изменилось ли в наши времена что-нибудь к лучшему в судьбе афонского уголка. Представившись церковным историком, я позвонил на подворье, то есть в Архив научно-технической документации. Любезный женский голос так завершил нашу краткую беседу: «А вы думаете, нам самим нравится сидеть в церкви? Дайте нам другое помещение, и мы завтра же уедем».

Другого помещения у меня не оказалось… Но, может, оно есть у городских властей, некогда потушивших святогорский очаг?

Эпилог.

Меняется ли Святая Гора?

Все в мире меняется, за исключением неизменной любви Божией к людям.

И Святая Гора, несмотря на здоровый консерватизм, всегда присущий иночеству, конечно, меняется. Уходят в лучший мир — куда они так стремились — старцы; в монастыри приходит молодежь, если так можно сказать о монахах. А ведь когда в 1963 году праздновалось тысячелетие Афона, всех поразило отсутствие молодых агиоритов. Воистину тогда тут установилась геронтократия (кстати, слово «геронт» значит не только «старик», но и «старец», в духовном смысле: русские святогорцы именно таким образом и употребляют это слово). Многие в ту эпоху писали, что Афон вымирает, что это «средневековое учреждение» доживает последние дни... Слава Богу, этого не произошло.

Молодые святогорцы имеют несколько иной склад мышления, и, хотя они, как и положено, отрицаются от своей воли и стараются изменить свой ум, что-то от современного мира они сюда привносят. А сам мир за последние годы очень изменился. И пусть Афон делит весь земной шар на две части: себя и остальное, эти две части, хоть и разделены охраняемой границей, все-таки сообщаются. Мир интересуется Афоном, хочет его узнать поближе, и не всегда в духовных целях, а так, из праздного любопытства. Нарастает поток паломников и, скажем прямо, туристов, — ведь никто не проверяет степень религиозности посетителей этого края.

Вот уже несколько лет я избегаю посещать Святую Гору в летние месяцы: слишком много здесь людей, несмотря на разного рода ограничения. От этого устают и святогорцы, неохотно идя на духовное общение, которое, собственно, есть одна из главных целей паломничества.

С другой стороны, иные монахи-келлиоты, из тех, что живут вне монастырей, начали обеспечивать свое существование за счет посетителей полуострова. Это, впрочем, существовало всегда: прежде келлиоты изготовляли и сбывали разного рода поделки — ложки, четки, чашки (и сейчас некоторые живут этим). Нынче появилась, однако, прежде небывалая вещь — извоз, т.е. своего рода святогорское такси, доставляющее посетителей в самые труднодоступные места полуострова. Другая новинка — мобильники, которыми многие вооружились. Еще одна необычная вещь: в афонской столице, Карее, учрежден банк – впервые за тысячелетнюю историю местного монашества.

Афон — по крайней мере его так называемые кириархические, т.е. господствующие монастыри — стремительно реставрируется и отстраивается, на средства преимущественно Европейского Сообщества. Специальная инспекция наблюдает, чтобы эти стройки не меняли сложившиеся ансамбли, и внешне все остается по-старому. Однако внутри странноприимные дома нескольких монастырей теперь похожи на комфортабельные отели. Тем, кому дорога ветхая старина, это не нравится. Европейские деньги не доходят, правда, до малых обителей — скитов, келлий, калив. Но их-то обычный паломник и не видит, так как официально можно останавливаться лишь в главных монастырях.

Конечно, следует избегать поспешных суждений — ведь основной смысл Святой Горы, пламенная молитва и тяжкий труд, остается прежним. Меняются лишь некоторые формы...

Меняемся и мы. И надо стремиться, чтобы перемены эти шли в правильную сторону. Агион-Орос может изменить многое в жизни своих посетителей, если они к тому расположены. Собственно вещи, которым учат старцы, можно узнать и усвоить и в миру. Однако мирская обстановка, суета мешают нам задуматься о самом главном: о спасении души. «Спасайтесь!» — призывают старцы. Говорить в миру о спасении души как-то неприлично: могут принять за безумца. На Афоне же вам постоянно напоминают, что душа — бессмертна, и что мы ответственны за ее загробное существование. Поразительно, что афонцы сочетают постоянную заботу о судьбах душ (всех людей) с неизбывной веселостью. В миру сложился стереотип о монахах как об унылых, печальных людях. Однако уныние — великий грех, и святогорцы — народ жизнерадостный.

«Как можно печалиться, — сказал мне один старец — если Христос воскрес?». Пусть «новость» о Воскресении Христовом и будет главной новостью с Афона. Все остальное меркнет перед этим.

Приложение.

ВСЕ МОНАСТЫРИ

В пределах Афонской Горы находятся двадцать монастырей, между которыми и поделен полуостров. Это число, двадцать, сложилось в Средневековье и освящено традицией. Остальные обители, даже такие грандиозные как Андреевская, имеют ранг ниже (скиты, келлии, каливы). Последние попытки ряда малых обителей получить монастырский статус имели место в начале ХХ века, но были отринуты и никогда вновь не повторялись.

Мы подготовили краткие справки обо всех монастырях, перечисленных их в порядке иерархического положения в составе святогорской общины.

ВЕЛИКАЯ ЛАВРА

Обитель, главная в афонской иерархии и самая большая, была основана в 963 году преподобным Афанасием Афонским и позднее освящена в его честь. С первых лет своего существования она находилась под покровительством византийских императоров (Никифор Фока, личный друг св. Афанасия, предполагал принять здесь постриг). Расцвет монастыря был прерван опустошительными пиратскими набегами и турецким игом, во время которого иноков поддерживали русские цари. В конце XVIII века начинается возрождение обители. Территория лавры обнесена могучими крепостными стенами; над ними возвышается старинная башня Цимисхия, преемника императора Фоки. В центре двора — собор (кафоликон) св. Афанасия; по его образцу построены остальные афонские соборные храмы на Святой Горе.

ВАТОПЕД

Ватопедский монастырь, посвященный Благовещению Богородице, основан, вероятно, в X веке, хотя традиция относит это событие к VIII веку. Покровительство монастырю оказывали императоры из династий Комнинов и Палеологов. В XVI веке из Ватопеда в Москву был призван преподобный Максим Грек (в 1997 году Русская Церковь передала сюда частицу его мощей). В XVIII веке монастырь учредил Афониаду - церковную школу, действующую до сих пор (в странноприимном корпусе приписанного к нему Андреевского скита). У небольшой монастырской бухты поставлена арсана (причал); за ней высится крепостная стена обители, прикрывающая Благовещенский кафоликон с фресками и уникальными мозаиками, а также ряд малых храмов (параклисов), в одном из которых хранится Честной Пояс Богородицы.

ИВЕРОН

Иверский монастырь основан в X веке выходцами из Иверии (Грузии). Впоследствии в нем стали преобладать греки, сохранявшие, впрочем, тесные отношения с Грузией, а также с Россией (при царе Алексее Михайловиче иверские иноки устроили в центре Москвы подворье и часовню). Внутрь монастырского каре ведет классицистический портик, уникальный для Афона. Собор в честь Успения Божией Матери, первоначально возведенный в XI веке, перестроен в XVI веке. Своими богатствами славятся монастырская ризница и библиотека. На берегу залива, перед обителью, — святой источник с храмом. Главная святыня обители — Иверская икона Божией Матери («Вратарница», иначе «Портаитисса»), явившаяся в морских волнах.

ХИЛАНДАРЬ

Хиландарь (Хилендарь), называемый балканскими славянами Сербской лаврой, возник в XII веке. Его основатели — сербские правители, св. Симеон (в миру великий жупан Стефан Немань) и его сын св. Савва (в миру княжич Ратько), принявшие постриг на Афоне. В течение веков Хиландарь служил духовным и культурным центром сербского народа. Как и другие святогорские монастыри, он производит впечатление крепости, усиленное благодаря мощным стенам и башням, одну из которых построил, по преданию, сам св. Савва. Собор посвящен Введению во Храм Богородицы. Среди его святынь — чудотворная Богородичная икона «Троеручица» (Богородица считается игуменьей монастыря) и серебряная рака св. Симеона Мироточивого.

Дионисиат

Монастырь стоит на крутой скале, на высоте 80 метров над морем. Его возникновение приходится на вторую половину ХIV века и связано с именем преподобного Дионисия, выходца из Македонии. Существенную помощь в строительстве оказал трапезундский император Алексей III Комнин, поэтому Дионисиеву обитель первоначально называли монастырем Великого Комнина. Высокая монастырская башня была возведена в 1520 году на пожертвования молдововлахского господаря Неанко Бессараба; на средства господарей возведены и другие строения ансамбля. Большую часть узкого двора занимает собор в честь Рождества Иоанна Предтечи (ХVI век), расписанный иконописцами критской школы. В приделе справа от притвора хранится чудотворная Акафистная икона Божией Матери, исполненная восковыми красками.

Кутлумуш

Кутлумушский (Котлумушский) монастырь стоит в живописной ложбине в непосредственной близости от афонской столицы Кареи: поэтому он, единственный из всех двадцати монастырей, не имеет в ней своего представительства – конака. Полагают, что обитель устроил в ХIII веке некий турок по имени Кутлумуш, в крещении Константин. После разгрома, учиненного в ХIV веке разбойниками-каталанцами, обитель вновь отстроилась с помощью правителей придунайских княжетв, т.к. здесь обосновалось много румын. Собор, ХVI века, посвящен Преображению Спасителя; в одном из его приделов – чудотворная Страстная икона Божией Матери.

Пантократор

Пантократоров (т.е. Вседержителев) монастырь был учрежден в ХIV веке. Один из его основателей, инок Иоанн, был в родстве с византийским императором Иоанном V Палеологом, и это способствовало быстрому возвышению обители. От стоящего на каменном мысу монастыря к бухте с арсаною спускаются хозяйственные постройки. Центральный ансамбль окружен многоугольной крепостной стеной с высокой оборонной башней. Собор, где погребены отцы-основатели, посвящен Преображению Спасителя; его главная святыня – чудотворная икона Божией Матери «Старицы» (Геронтиссы). К Пантократору приписан бывший русский Ильинский скит, учрежденный преподобным Паисием (Величковским) и стоящий на возвышенности напротив монастыря.

Ксиропотам

Живописная обитель расположена над тихим заливом, где устроен главный порт Афона – Дафни. Основание монастыря произошло, вероятно, в конце Х века; его первым настаятелем стал инок Павел Ксиропотамский, получивший свое прозвание по месту предыдущего обитания. В первые века своего существования обитель, будучи посвященной празднику Сорока мучеников Севастийских, титуловалась монастырем Сорока святых. В Средние века Ксиропотам превратился в один из самых богатых монастырей на Афоне и поныне остается владельцем обширных лесных угодий. Как и другие святогорские обители, он неоднократно страдал от пожаров, но вновь отстраивался. Собор реконструирован и расписан фресками в ХVIII веке; среди его святынь – самая большая в мире часть Животворящего Креста Господня.

Зограф

Один из трех славянских монастырей на Афоне, болгарский Зографский, возник в Х веке. Его основатели, монахи из Охрида, посвятили обитель св. Георгию Победоносцу «Зографу» (т.е. Живописцу) – здесь чудесным образом была обретена его икона. В ХIII веке монастырь захватили византийцы-униаты, казнившие православных иноков: в память об этих мучениках во дворе установлен памятник. С середины ХIХ века в Зографе обосновались болгары, возведшие многоэтажные братские корпуса. В соборе, значительно перестроенном в начале ХIХ века, хранится обретенный образ св. Георгия, а в близстоящем малом храме – чудотворная икона Божие Матери «Акафистной». Напротив монастыря – строения с церковью, стоящие на месте обретения иконы св. Георгия.

Дохиар

По преданию, Дохиарова обитель была основана во второй половине Х века неким иноком Евфимием-дохиаром, т.е. распорядителем съестных припасов, келарем. Из-за берегового расположения Дохиар часто страдал от разбоя пиратов. Собор, посвященный Архангелам Михаилу и Гавриилу, отстроен в ХVI веке валашским господарем Александром и его супругой Роксандрой, выкупившими также ряд монастырских владений у захвативших их турок. Как и храм в Дионисиате, он расписан критскими иконописцами. В одном из приделов собора – чтимая икона Божией Матери «Скоропослушница». В трапезной, выходящей окнами к морю, - фрески ХVII-ХVIII веков.

Каракал

Каракалов монастырь расположен на склоне горы, откуда открывается прекрасная морская панорама. Согласно древнему, но вряд ли достоверному преданию, он был основан в правление римского императора Каракалла, т.е. в начале III века. Историки полагают, однако, что обитель возникла в ХI веке, а ее зачинателем стал некий монах по имени Каракалас. В Средневековье Каракал подвергался набегам крестоносцев и пиратов; из запустения его вывел в ХVI веке господарь Влахии Петр, в старости принявший здесь постриг. Собор, посвященный первоверховным апостолам Петру и Павлу, был отстроен в ту же эпоху, вместе с характерной башней, придающей ансамблю вид крепости. В 1875 году многие постройки сгорели, но затем монахи их возобновили. Как и у некоторых других обителей, наружные стены имеют выступающие крытые балконы, т.н. сахнис, характерные для народной турецкой архитектуры.

Филофей

Филофеев монастырь, носящий имя его основателя, стоит на поросшем зеленью плато, где, как полагают, в античности находилось капище Асклепия. Учреждение обители относится к концу Х века. Ей оказывали поддержку византийские императоры и сербские короли (в Средние века в Филофее обитало много славян), а впоследствии – русские цари и правители придунайских княжеств. В ХVIII веке насельником монастыря стал священномученик Косма Этолийский, казненный турками. Собор, посвященный Благовещению Богородице, закончили к 1746 году, а чуть позднее возвели звонницу с необычным конусообразным завершением. В трапезной, расположенной прямо напротив входа в собор, - ценные фрески ХVI века.

Симонопетр

Ансамбль Симонопетрова монастыря, воздвигнутый на крутом утесе, — один из самых запоминающихся на Афоне. Его первому настоятелю, преподобному Петру, спасавшемуся тут в XIII веке, одной рождественской ночью было откровение устроить обитель именно в этом месте: в память об этом монастырь освящен в честь Рождества Христова. Его название напоминает об основателе и о скале (греч. «петра»), на которой монастырь водружен. После разрушительного пожара 1891 года он восстановлен на средства, собранные в России; тогда же построен внушительный семиэтажный корпус, обращенный к морю. Справа от братских корпусов — старинный акведук и усыпальница. Помимо Рождества Христова, престольным праздником считается Собор Метеорских преподобных, т.к. многие члены нынешней братии пришли на Афон из фессалийских обителей на Метеоре. Главная святыня — длань св. Марии Магдалины.

Монастырь св. Павла

Две горы, Афон и Антафон, как будто прикрывают монастырь св. Павла от разного рода невзгод. Его учредитель, преподобный Павел, обосновался тут в IX веке. Первоначально обитель была посвящена Христу Спасителю, но впоследствии утвердилось современное посвящение Сретению Господню. Возвышению монастыря много способствовали сербские монахи, поселившиеся в нем в XIV веке. По преданию, когда в XV веке сюда с дарами пришла одна сербская правительница, ее остановила Богородица, напомнившая о запрете входить в Ее удел другим женщинам. В память об этом за монастырской оградой водружена церковь. Как и во многих других святогорских комплексах, над стенами доминирует крепостная башня (XVIII век). Кафоликон был отстроен вновь в 1839-1844 годах, частично на средства императора Николая I.

Ставроникита

Небольшой и уютный Ставроникитский монастырь (самый малый из афонских по размерам) стоит на каменном мысу, вдающемся в море. Как полагают, название обители возникло в результате слияния имен двух иноков-основателей, Ставра и Никиты (по другой версии, это фамилия ее ктитора, византийского полководца Никифора Ставроникиты). Известно, что монастырь существовал уже к началу XI века. После периода запустения, вызванного набегами пиратов, крестоносцев и униатов, Ставроникита был возрожден благодаря усилиям игумена Григория (XVI век), имевшего дружеские отношения с Константинопольскими Патриархами. Тогда же он получил статус монастыря, войдя в число двадцати «господствующих» обителей. В 1680 году монахи построили прославившийся своею красотою акведук. Престольный праздник — день св. Николая Мирликийского, в честь которого освящен, в середине XVI века, собор. Одна из его святынь — прекрасный мозаичный образ Николы Чудотворца.

Ксенофонт

Постройки Ксенофонтова монастыря выходят прямо к морю. Согласно преданию, он был основан в X веке преподобным Ксенофонтом, упоминаемым в житии св. Афанасия Афонского. До падения Византии обитель процветала, затем пришла в упадок. В конце XVIII века ее возрождению способствовал игумен Паисий: при нем Кснофонт первым из афонских обителей вернулся к общежительному (киновийному) уставу от прежнего идиоритмического, при котором каждый насельник имел свой собственный распорядок дня. Величественный собор в честь св. Георгия Победоносца, самый крупный из греческих на Афоне, был сооружен в 1809-1819 годах. В его убранстве выделяется мраморный иконостас. Правый придел, посвященный св. Димитрию Солунскому, — самая древняя часть обители. В соборе хранятся две прекрасных мозаичных иконы, св. Георгия Победоносца и св. Димитрия Солунского.

Григориат

Григориева обитель возникла на прибрежных скалах Афонского полуострова в XIV веке тщанием двух иноков-тезок, с именем Григорий; один был греком из Синайского монастыря, другой сирийцем. В Средневековье на Григориат часто нападали пираты, в особенности, турецкие. Восстановительным работам после набегов, а также после частых пожаров, щедрую поддержку оказывали молдавские господари. В конце XIХ века деятельный настоятель Симеон возвел новые братские корпуса. Собор, освященный во имя св. Николая Мирликийского, относится к 1740-м годам и следует образцам других афонских кафоликонов. Особо ценным является его деревянный резной иконостас с богатым декором и с иконами ветхозаветных пророков. Среди святынь — чтимые икона св. Николая Чудотворца и Богородичные образы «Млекопитательница» и «Всецарица».

Эсфигмен

Подобно неприступной и суровой крепости стоит на берегу открытого моря Эсфигменов (Есфигменов) монастырь. Его насельником, как полагают, был зачинатель русского монашества преподобный Антоний Киево-Печерский: над его пещерой, вырытой в утесе, иноки поставили особую церковь. Имя основателя обители, точное время ее основания и достоверная этимология ее названия неизвестны. Впервые Эсфигмен упомянут в начале XI века. Как и весь Афон, он пережил периоды расцвета и запустения. Будучи связан с национально-освободительным движением греков, в 1820-е годы Эсфигмен особо пострадал от карательных рейдов турок. Просторный и величественный собор в честь Вознесения Господня был заново отстроен в начале XIХ века. Последние десятилетия эсфигменские монахи не поддерживает церковного общения с духовным главою Афона, Константинопольским Патриархом, объявив себя зилотами, ревнителями чистоты Православия.

Пантелеимоновский монастырь

Первоначально, с XI века, обитель св. Пантелеимона Целителя находилась высоко в горах, там, где теперь полузаброшенный скит Старый (Нагорный) Руссик. Издавна в монастыре селилось много выходцев из Руси, в особенности после свержения татаро-монгольского ига. В 1875 году здесь был избран русский настоятель, и с тех пор монастырь стал оплотом российского монашества на Афоне: в пик его расцвета, в 1912 году (до подавления имяславческого движения), братия насчитывала две тысячи человек. Нижняя соборная церковь (1812-1821) имеет типичную для Афона византийскую архитектонику; ее главная святыня — честная глава св. Пантелеимона. Верхняя соборная церковь посвящена Покрову Богородицы и св. Александру Невскому; в ней, кроме нескольких чтимых икон, — честная глава преподобного Силуана Афонского.

Кастамонит

Последний в афонской иерархии, Кастамонитов монастырь укрыт в расщелинах гор. Предание приписывает устройство обители императору Константину (отсюда якобы и ее название), однако ее история прослеживается лишь с начала XI века. В эпоху турецкого ига Кастамонит разделил участь всей Афонской горы, страдавшей от тяжких податей турок и их мстительности. Своим воссозданием он обязан в первую очередь деятельному игумену Симеону (вторая половина XIХ века), собравшему множество пожертвований, главным образом в России. Он же отстроил вновь кафоликон, освященный во имя св. Стефана Первомученика. В нем почитаются иконы св. Стефана, Богородицы «Одигитрии» и Богородицы «Провозвестительницы». Как нынче и все монастыри, Кастаманит придерживается общежительного устава.

 

        Вернуться назад

Copyright © 2004 Просветительское общество имени схимонаха Иннокентия (Сибирякова)
тел.:(812) 596-63-98, факс:(812) 596-63-73
E-mail: sobor49@bk.ru, http: //www.sibiriakov.sobspb.ru/