РУССКИЙ БЛАГОВЕСТ НАД АФОНОМ





В мае нынешнего года настоятель храма прп. Серафима Саровского в пос.Песочный протоиерей Игорь Филин посетил Святую Гору Афон. О необыкновенной цели поездки и о том, что довелось увидеть и услышать, рассказывает о.Игорь.

Я посещаю Святую Гору ежегодно с 1999 года. Но последняя поездка была скорее командировкой, поскольку Русское Афонское общество поручило мне     принять     участие     в дарении колоколов (200 - 250 кг весом)  русскому монастырю великомученика и целителя Пантелеймона, монастырю Симонопетра и Андреевскому скиту на Афоне. Но обо всём по порядку.
Лет пять тому назад предполагалось провести в Греции православную конференцию по благотворительности. А    поскольку    при    нашем    храме существует "Просветительское общество имени схимонаха Иннокентия (Сибирякова)" — известного благотворителя, — то нас пригласили участвовать в этой конференции. На конференции предлагалось обсудить исторический опыт благотворительности на Русской Земле: как это происходило раньше, что есть теперь, и что нужно сделать, чтобы это спасительное для благодетелей дело процветало в современных условиях. Были приготовлены и дары - три колокола, о которых я уже упоминал. Конференция не состоялась, но колокола, в изготовление которых внесли свою лепту Русское Афонское общество, петербургский "Водоканал" и "Балтийская строительная компания", ждали отправки.
Почему колокола предназначались именно этим трём монастырям?
Русский Пантелеймонов монастырь до сих пор принадлежит РПЦ, хотя все афонские монастыри находятся под омофором Вселенского Патриарха. С монастырём Симонопетра связано имя русского святого Иоанна Кронштадтского. Дело в том, что в начале XX века Симонопетров монастырь сгорел, и св.прав.Иоанн Кронштадтский принял участие в сборе средств на его восстановление, передав и собственные деньги. На Афоне очень почитают св.Иоанна Кронштадтского, и не так давно привозили в наш город мощи св.Марии Магдалины и частицы древа Животворящего Креста. Что касается Андреевского скита — он до середины прошлого века был русским, хотя земля, на которой скит располагался, принадлежала греческому монастырю Ватопед. Сам Иннокентий (Сибиряков) по принятии монашества уехал на Афон, а на средства, которые он передал монастырю, был построен Андреевский собор в русском стиле, больничный корпус и храм имени свт. Иннокентия (Иркутского).
Возглавил нашу делегацию дарителей вице-губернатор Санкт-Петербурга О.А.Марков, благотворитель от бизнес-сообщества Н.Ю.Лебедев и я, как член Русского Афонского общества и председатель Просветительского общества им. схимонаха Иннокентия (Сибирякова).
Сначала мы заехали в Пантелеймонов монастырь. Игумен Иеремия и братия приняли колокол с большой благодарностью. На следующий день мы добрались до русского скита св. Модеста (скит от греческого монастыря Симонопетра, но живут там русские монахи), где пришлось заночевать. А уже наутро по горной дороге доставили второй колокол в монастырь Симонопетра. Игумен Елисей очень обрадовался нашему дару. Затем мы отправились в Андреевский скит (в этом бывшем русском скиту сейчас подвизаются греческие монахи). Мы вручили колокол начальнику скита иеромонаху Ефрему, который не раз бывал и очень любит Россию.

Кстати, в этом скиту очень почитают нашего Иннокентия (Сибирякова). Они выпустили календарь на русском и греческом языке, где говорится о праведности схимонаха Иннокентия. Там сохранились его честные останки. На Афоне существует обычай: когда погребают покойника, по прошествии трёх лет его откапывают, косточки моют в море и складывают в костницу, а череп подписывают. Греки считают, что цвет костей говорит о праведности человека. Если косточки белые - монах жил праведно, если тёмные - значит, жил плохо и за него надо молиться, если косточки жёлто-воскового цвета — то это святой. Так вот, косточки Иннокентия Сибирякова — медово-жёлтого цвета. Для его главы изготовлен ковчег и хранится в домовой церкви свт.Петра Московского. На Афоне ожидают прославления Иннокентия Сибирякова и уже написали икону, а документы к прославлению направлены в Синодальную комиссию по канонизации Московской    Патриархии. Греки называют     нашего Иннокентия Сибирякова преподобным.
Нам это было приятно слышать.Оставшиеся два дня на Афоне мы провели в пользой для души - посетили около десятка монастырей, где молились, прикладывались к чудотворным иконам и св.мощам: в русском монастыре - это глава св.Пантелеймона   и    глава прп. Силуана Афонского; в Андреевском скиту —частица     св.мощей ап. Андрея;   в   Ватопеде  — пояс Пресвятой Богородицы и Её чудотворные иконы. Самая известная у нас — «Всецарица», пред которой молятся при онкологических заболеваниях.
Затем мы направились в скит св. Анны (матери Богородицы), которой молятся о чадородии. Скит находится по дороге на вершину Афона, и все паломники останавливаются в нём на ночлег. Там семь келий специально отведены для паломников, которых по очереди обслуживают братия одной из келий. С насельниками этого скита у нас сложились особые отношения, — так получилось, что и в первый мой приезд на Афон и нынче дежурило братство келий св.Георгия. Я хорошо знаком с иеромонахом братства о. Дионисием, который не раз бывал в России и даже посетил наш Серафимовский храм. Другой схимонах — о.Иоаким, — необычайно любит Россию, потому что его папа и мама до революции жили в Петербурге, и мама юной девушкой пела на клиросе Никольского собора. Дядя (грек по национальности) был русским офицером, его убили в 1917 году. О.Иоаким рассказывал, что Керенский обратился к офицерам с просьбой успокоить революционных солдат, когда начался мятеж. И дядя о.Иоакима, хотя уже уволился из армии, надел форму и пошёл в восставшую часть, чтобы воззвать к их чести и совести. Но его привязали к ограде и расстреляли... Родители о.Иоакима эмигрировали в Грецию, однако мама всех своих детей воспитала в большой любви к России и выучила русскому языку. Отец Иоаким рассказывал со слезами на глазах, что в Новый год, когда семья собиралась вокруг праздничного пирога, мама плакала и говорила: «Ещё один год прошёл без России». А сам о.Иоаким, когда выросли его дети, уехал на Афон и принял монашество в русском Пантелеимоновом монастыре, но потом перешёл в разрушенную келью в скиту св.Анны, которую собственноручно сейчас восстанавливает. Когда о.Иоаким приезжал в Петербург, мы отслужили панихиду на месте, где был убит его дядя. О.Иоаким всегда с удовольствием принимает русских паломников, кормит, как говорится, до отвала - от всей души. Ещё запомнилось посещение монастыря Ставроникита. В правом киоте его собора, освящённого в честь свт.Николая, хранится мозаичная чудотворная икона этого Угодника Божия, относящаяся к XIII-XIV векам. История её удивительна. В 1545 году афонские рыбаки, закинув в море сети, вытащили не рыбу, а икону. При этом чудном улове присутствовал патриарх Иеремия. Как икона оказалась в море? Согласно преданию икону забрали пираты во время грабительского набега на монастырь, драгоценный оклад сняли, а сам образ швырнули в море. Несколько столетий пролежала икона в воде и уцелела, только в лобную часть изображения Святителя вросла перламутровая ракушка. Когда попытались отделить её от лика Чудотворца, потекла кровь. Так и осталась на иконе глубокая язвина до зрачка левого глаза, будто кровь запеклась. А патриарх Иеремия из одной половины раковины сделал блюдце для части Богородичной просфоры, из другой половины — панагию, которой благословил российского патриарха Иова.
Последнюю ночь на Афоне мы провели в Сербском монастыре Хиландар, а на следующий день вернулись в Россию, радуясь, что над Святой Горой Афон будет плыть звон русских колоколов.

http://hramserafima.spb.ru/press.htm

        Вернуться назад

Copyright © 2004 Просветительское общество имени схимонаха Иннокентия (Сибирякова)
тел.:(812) 240-26-49
E-mail: sobor49@bk.ru, http: //www.sibiriakov.sobspb.ru/