Новые материалы о пребывании схимонаха Иннокентия (Сибирякова) на Афоне. Келлия на Каруле

На Афоне восстановят келлию, построенную трудами и жертвами схимонаха Иннокентия (Сибирякова) и названную в честь Святителя Иннокентия Иркутского


Карульская келлия Святителя Иннокентия Иркутского с одноименным трехпрестольным храмом будут восстановлены на Святой Горе Афон в Греции, – сообщает корреспондент портала «Русский Афон».

Инициатива и финансирование проекта по восстановлению сгоревшего в 2001 г. русского храма и исихастириона на афонских Карулях принадлежит Братству во имя схимонаха Иннокентия (Сибирякова), созданному по благословению Епископа Пантелеимона (Шатова) Орехово-Зуевского и Архиепископа Михаила (Донскова) Женевского и Западно-Европейского (РПЦЗ).

Келлия-исихастирион и храм свят. Иннокентия Иркутского на Карулях (Καρουλια) – самом аскетическом, уединенном и труднодоступном месте на Святой Горе Афон – были основаны в кон. XIX в. известным сибирским промышленником и миллионером Иннокентием Сибиряковым, посвятившим себя служению Богу и людям, много потрудившимся на ниве благотворительности и меценатства, а под конец жизни принявшим монашеский постриг и ушедшим простым послушником на Святую Гору Афон. На его средства был обустроен Свято-Андреевский скит на Афоне и построен самый большой в Греции собор Андрея Первозванного, вмещавший около пяти тысяч человек. Умер схимонах Иннокентий в 1901 году, на 42-м году жизни. Ныне на Афоне и в России, особенно в Сибири, он почитается как подвижник благочестия. Поднимается вопрос о его церковном прославлении в лике преподобных и безсребреников.

Келлия Иннокентия Иркутского на Карулях (Святая Гора Афон)

В 2001 году пожар полностью уничтожил собор и серьезно повредил келлию Иннокентия Иркутского на Карулях, воздвигнутые трудами и жертвами схимонаха Иннокентия (Сибирякова). Созданное некоторое время назад Братство во имя схимонаха Иннокентия (Сибирякова) поставило целью восстановить и собор, и келлию. Над проектом их восстановления приглашены работать архитекторы под руководством Петра Анисифорова – известного российского архитектора, вице-президента Союза архитекторов России, председателя правления Алтайской организации Союза архитекторов России, члена-корреспондента Международной Академии Архитектуры (МААМ).

На днях Петр Анисифоров вернулся со Святой Горы Афон, где вместе с сыном Сергеем, который также будет работать над этим уникальным проектом, осмотрел место и произвел обмеры.

Предлагаем читателя выдержки из интервью с архитектором Петром Анисифоровым, которое он дал для ИА «Банкфакс» и газеты «Алтайская правда»:

– Сербы в 2014 году делали проект реконструкции собора и келлии, но он не удовлетворил, не все понравилось. На Афоне есть игумен Алексей, наш земляк, один из членов братства. В феврале он был в Барнауле, зашел к нам. Увидел наш проект храма в Японии, а про храм в Антарктиде он уже знал. И предложил нам работать на Афоне... Говорю: «Надо ехать – место смотреть». И мы поехали, – рассказывает Петр Анисифоров.

Место, где на Афоне жил схимонах Иннокентий, называется Каруля (каруля – канатная дорога, посредством которой на гору доставляется часть грузов и еда). Добраться до Карули – само по себе паломничество.

– Идешь в гору – сначала по ступенькам, а потом есть место, где держишься за цепи и идешь, буквально лезешь на гору... Все время в гору, с горы. Но потом привыкаешь... Монахи по этим дорожкам буквально бегают, – усмехается Петр Анисифоров. – Все строительные материалы туда надо будет привезти морем. Потом выгружаешь и дальше – на мулах.

 

У Петра Анисифорова есть опыт восстановления храмов – в свое время он принимал участие в реконструкции Никольской церкви в Барнауле. Сейчас Анисифоровы ищут фотографии афонского собора. Чертежей собора, а тем более келлии Иннокентия Иркутского не сохранилось. Впрочем, как говорит архитектор, задачи восстановить один к одному нет.

– Это будет авторское воссоздание. Фундаменты, стены остались – мы их обмерили, на этом будем основываться. Нам нужно сделать проект, и, может, в этом году начнется восстановление храма и келлии, – говорит Петр Анисифоров.

По словам Петра Анисифорова, предложение о сотрудничестве исходило от братства Иннокентия Сибирякова. Впервые на контакт они вышли в конце февраля-начале марта. В середине мая алтайские архитекторы посетили Афон, где воочию оценили масштаб работ. Как заметил собеседник, задача, поставленная перед ними, достаточно сложная. «Несмотря на то, что объект находится на так называемом первом уровне святой горы Афон, к нему нужно подниматься 50 м по ступеням от моря. Всего там порядка шести ярусов. Но это вовсе не значит, что восстанавливать будет легко. Помимо крутизны склона, в некоторых местах требуется сверхвиртуозная работа, также мы должны выполнить требования по сейсмоустойчивости в девять баллов. Сложность еще и в том, что все грузы на место можно доставлять только морским путем», - пояснил архитектор.

Непосредственно на строительных работах будут задействованы двое жителей Санкт-Петербурга, с одним из которых (бывший барнаулец) ранее уже сотрудничали алтайские архитекторы. Ремонтные работы начнутся в текущем году. Предположительное время окончания строительства — 2016 год. Сметную стоимость работ г-н Анисифоров назвать затруднился, подчеркнув при этом, что все расходы на себя возьмет Братство.

«Не правильно это называть восстановлением — здесь скорее речь идет о реновации. Что-то нам придется полностью воссоздавать, где-то ограничимся проведением ремонта», - уточнил Петр Анисифоров. На вопрос о том, какой проект из наиболее известных широкой публике (деревянная часовня в Антарктиде, храм на острове Кюсю или келья на Афоне) является особенно сложным для воплощения, он отметил, что каждый из них представлял собой определенный вызов: «В Антарктиде – это прежде всего суровый климат, в Японии — национальный колорит. Здесь, как видите, тоже нюансов хватает. Так что выделить какой-то конкретный пример не могу». По признанию архитектора, первые эскизы афонской обители появятся уже в августе.

Сейчас архитекторы анализируют данные, которые будут использованы при разработке модели храма на Святой Горе Афон. До конца года проект должен пройти двойное согласование – с властями Греции и Кинотом.

Отдельный разговор – впечатления от святого места. Анисифоровы жили по монастырскому распорядку.

– В обычный день утренняя служба с 4 до 6 утра. А в воскресный – с 3 до 9 утра... – рассказывает Сергей Анисифоров. – Это, конечно, непросто выдержать. И живут на Афоне аскетично. Когда мы приехали в Салоники и поселились в обычной гостинице, крайне скромной, нам после монашеских келий уже показалось, что мы попали в пятизвездочный отель!

Там высыпаешься за четыре часа, как я понимаю, это норма на Афоне. И вот еще что: мы с монахами вставали на молитву, и когда на молитве с трех ночи до девяти утра, то к девяти утра кажется, что умираешь. А как молитва закончилась – и ты полон сил! До поездки я читал, что Афон – такое место, где монахи молятся за весь мир. Но не верилось. А теперь, увидев все своими глазами, я понял, что в их быте, в их молитвах такая сила...

По материалам ИА «Банкфакс» и газеты «Алтайская правда»

 

        Вернуться назад

Copyright © 2004 Просветительское общество имени схимонаха Иннокентия (Сибирякова)
тел.:(812) 240-26-49
E-mail: sobor49@bk.ru, http: //www.sibiriakov.sobspb.ru/