ДОБРАЯ ПАМЯТЬ ИЗ РОДА В РОД

 

Нонна Корженкова

Нынешний год объявлен в России годом благотворительности. Она востребована сегодня, как никогда, бедность и богатство стали устойчивыми реалиями нашей жизни. «Человек всего более должен учиться милосердию, ибо оно делает его человеком», - учит св. Иоанн Златоуст. Следовать его словам стало традицией для всех благотворителей. Наша история богата людьми, которые благотворение сделали смыслом жизни. Это качество является неотъемлемой частью русского характера, нашим национальным достоянием, личным сокровищем каждого. И вместе с тем есть люди, чья благотворительная деятельность может вызвать всеобщее удивление и восхищение. Их имена и деяния составляют славу Отечества.

Недалеко от железнодорожной станции Песочная стоит деревянный храм преподобного Серафима Саровского. С недавнего времени там пребывает частица честных останков схимонаха Иннокентия (Сибирякова), привезенная с Афона, где имя этого замечательного подвижника благочестия особо почитаемо.

Потомственный миллионер-золотопромышленник и известный благотворитель Иннокентий Михайлович Сибиряков был хорошо известен всей просвещенной России. Он родился в Иркутске в 1860 году, учился в Петербургском университете. Еще будучи студентом, Иннокентий Михайлович много помогал своим товарищам.

Сделавшись миллионером и хозяином колоссального золотопромышленного дела, которое с каждым годом увеличивало его капиталы, благотворительность Сибирякова приняла огромный размах.

Благодаря его финансовой помощи были открыты многие научные и учебные заведения в России и Сибири, которые действуют и по сей день. Среди них университет в Томске и Восточно-Сибирский отдел Императорского Русского географического общества, членом которого он был избран.

Иннокентий Сибиряков не мог не позаботиться и о своих учителях, которых глубоко уважал. В 1893 году он жертвует профессору П.Ф.Лесгафту 200 тысяч рублей и свой дом в Санкт-Петербурге для устройства учебного заведения, которое ныне уже является Академией.

Сибиряков содействовал изданию научных трудов Н.М.Ядринцева , В.И.Семевского , помогает в издании как классической, так и современной литературы, особенно таким писателям, как Г.И.Успенский , Ф.М.Решетников , И.С.Тургенев , считая их произведения особенно полезными для русского народа. На его средства строились храмы, открывались публичные библиотеки, музеи, он финансировал проведение научных экспедиций. Под названием Сибиряковской вошла в историю и этнографическая экспедиция в Якутию.

Видя, как тяжело живется рабочим сибирских приисков, Иннокентий Михайлович пожертвовал 450 тысяч рублей на образование капитала для выдачи пособий при несчастных случаях.

В те годы его редкое сострадание к людям особенно проявилось в отношении к переселенцам в Сибирь, претерпевавшим тяжелейшие бедствия в пути и трудности обустройства на новых землях. В 1890 году он становится одним из учредителей Общества для вспомоществования нуждающимся переселенцам, начало деятельности которого совпало с голодом, постигшим Россию в 1891 году. Отчаянное положение сложилось в Нижегородской губернии, где на средства Сибирякова открываются столовые для голодающих. Вскоре поток переселенцев в Сибирь «взломал» организованные рамки и приобрел стихийный характер. На перевалочных пунктах не хватало самого необходимого, даже бараков. Тысячи людей с детьми и скарбом оказались под открытым небом. Начались эпидемии. На Тюменском переселенческом пункте на деньги Сибирякова ремонтируются старые и достраиваются новые бараки, строятся столовая и больница. Иннокентий Михайлович также выделяет средства для организации санитарного отряда из студентов-медиков во главе с Н.М.Ядринцевым . Они отправляются в Тобольскую губернию. Охваченный сочувствием к народному горю, благотворитель и сам выезжает в Курган и на месте принимает необходимые меры для облегчения положения страдающих от голода и болезней людей.

Современники вспоминали, что в нем удивительным образом сочеталась благотворительность личная и общественная. Он равно сострадал нуждам учреждений и сообществ или неизбывному горю простого человека.

Его щедрость многим казалось сказочной. Один из очевидцев его петербургской жизни вспоминал: «Кто только из столичных бедняков не был у него в доме на Гороховой улице, кто не пользовался его щедрым подаянием, денежной помощью, превосходящей всякие ожидания! Дом его обратился в место, куда шли алчущие и жаждущие. Не было человека, которого бы он выпустил без щедрого подаяния... Сколько, например, студентов, благодаря Сибирякову, смогло получить в Петербурге свое высшее образование! Сколько бедных девушек, выходивших замуж, получили здесь приданное! Сколько людей, благодаря поддержке Сибирякова, взялось за частный труд!»

Он ежедневно получал кипы писем о помощи, повсюду замечал человеческое горе и помогал всем по евангельской заповеди всякому просящему у тебя дай . При этом он давал охотно, с добрым словом и участливым лицом, одаривая не только деньгами, но и богатством сердечного расположения. Для просящего это бывает дороже даже самой милостыни.

Сумма его пожертвований, не считая тайной милостыни, к которой Иннокентий Сибиряков имел особую склонность, в переводе на современные деньги исчисляется миллиардами.

Но богатство не отягощало душу Иннокентия Михайловича гордостью. Он был чужд всякого самомнения и превозношения, заносчивости и чванства, которые нередко сопровождают владельцев крупных капиталов. Все, знавшие Иннокентия Михайловича, отмечали его поразительную скромность, желание сидеть «на последних местах».

Одно из его пожертвований вызвало особое возмущение родственников, обеспокоенных тем, что деньги «уплывают» в чужие руки. Возникло судебное дело, Сибирякова пытались представить сумасшедшим с намерением взять его капиталы под опеку. Благодаря заступничеству митрополита Палладия и обер-прокурора Святейшего Синода Константина Победоносцева обвинение было снято, доброе имя восстановлено. Но пережитое бесчестие укрепило в нем решимость стать на путь монашества. В 1894 году он поступил на Андреевское подворье в Петербурге. А в 1896 году отправился на Святой Афон.

Там он поступил в Свято-Андреевский скит, где достроил на свои средства Андреевский собор, самый крупный на Балканах. Выстроил две церкви, больницу и небольшое здание для себя - тоже с церковью. Остаток своих дней он провел в глубоком безмолвии, приняв великую схиму. Скончался схимонах Иннокентий (Сибиряков) 6 ноября 1901 года. Прах его погребен близ Андреевского собора. По сей день его имя чтится наравне со старцами-основателями Свято-Андреевского скита - Виссарионом и Варсонофием .

Так сбылись слова, сказанные монахом Климентом , его современником и почитателем, что не исчезнет из памяти людей его любвеобильное сердце, что его широкая благотворительность послужит примером для жизни на благо обездоленных и во имя просвещения России. И наследует он навеки благодарность потомков и добрую память из рода в род!

        Вернуться назад

Copyright © 2004 Просветительское общество имени схимонаха Иннокентия (Сибирякова)
тел.:(812) 240-26-49
E-mail: sobor49@bk.ru, http: //www.sibiriakov.sobspb.ru/