Александр Михайлович
Сибиряков

Б.А. Соловьева,
кандидат искусствоведения,
Санкт-Петербург

В декабре 1878 г., когда экспедиция А.Э.Норденшельда, одним из устроителей которой был А.М.Сибиряков, пройдя почти весь Северный морской путь, зимовала у берегов Чукотки, “Нива” писала:

“В наше время почти исключительного стремления к удовлетворению узких, эгоистических интересов редки отрадные примеры бескорыстного служения общему делу. Грандиозная цель соединения богатой Сибири с остальным миром, можно сказать, осуществлена. Сибиряков, оказавший свое щедрое и энергическое содействие успеху великого дела, имеет все права на признательность своих соотечественников. Его имя — достояние потомства” [1].

В октябре 1999 г., почти никак не отмеченное, прошло 150-летие со дня рождения А.М.Сибирякова (1849—1933). Нельзя сказать, что нашим соотечественникам неизвестно это имя, но для многих оно связано не с человеком, а с ледокольным пароходом “Александр Сибиряков”. О самом Александре Михайловиче можно найти определенные сведения — в энциклопедиях и словарях, в небольших статьях, появившихся в 90-е годы [2]. Однако ни одной серьезной, обстоятельной работы о Сибирякове нет.

А.М.Сибиряков принадлежал к седьмому поколению одного из самых древних, богатых и влиятельных родов Сибири, который вел свое происхождение от крестьянина Устюжской провинции Архангелогородской губернии Афанасия (ок. 1676—1754). Отец Сибирякова был купцом 1-й гильдии, совладельцем винокуренных заводов, богатых золотых приисков, Бодайбинской железной дороги, пароходства. Под конец жизни его состояние оценивалось в 4 млн руб.

Александр Михайлович Сибиряков родился 26 сентября 1849 г. в Иркутске. В то время купцы уже стали давать серьезное образование своим детям. Сибиряков закончил гимназию, затем Политехникум в Цюрихе. После смерти отца (1874) получил свою долю участия в “Прибрежно-Витимской золотопромышленной компании”, в “Компании промышленности в различных местах Восточной Сибири” и в “Компании Ленско-Витимского пароходства”. Кроме того, он приобрел Александро-Невский стекольный завод и писчебумажную фабрику. Помимо уже существовавших предприятий Сибиряков создал новые: буксирное пароходство на Ангаре (1885) и Амурское общество пароходства и торговли (1894).

Но предпринимательская деятельность не была для Сибирякова единственной целью — как почти для всех купцов и промышленников. Им владела идея развития Сибири путем “улучшения сообщений, устройства в ней дорог и каналов, морских сношений ее с соседними странами…” [3].

Первые шаги Сибиряков предпринял сразу же, как только получил наследство. Он начал с содействия освоению Северного морского пути, продолжив дело М.К.Сидорова, благодаря трудам и средствам которого в 1874 г. шотландский капитан У.Уиггинс совершил первое плавание из Европы в устье Обской губы. В 1875 г. на средства Сибирякова Уиггинс вновь отправился в плавание, но поздно вышел в море и доплыл лишь до о.Колгуев. Успешным было следующее его плавание в 1876 г., финансированное Сибиряковым и английским предпринимателем Гардинером: корабль, отплывший из Англии, прошел к устью Енисея и поднялся по нему вверх до впадения р.Курейки.

Но самым значительным было участие Сибирякова в организации знаменитой экспедиции А.Э.Норденшельда по Северо-Восточному проходу и вокруг Евразии в 1878—1880 гг. Еще в 1875 г. шведский мореплаватель получил от Сибирякова 25 тыс. руб. для дальнейших исследований в северных морях. По этому случаю Норденшельд писал: “Меня очень радует, что благодаря громадному пожертвованию Сибирякова я вижу свое путешествие в Берингов пролив обеспеченным в экономическом отношении” [4]. В 1876 г. он совершил плавание к Енисею, открыл остров в устье этой реки и назвал его “островом Сибирякова по имени горячего и великодушного организатора различных сибирских экспедиций этого года” [5].

В июле 1878 г. началось сквозное плавание по Северо-Восточному проходу. При подготовке экспедиции большое значение имели сведения о Сибири и состоянии льдов в прилегающих к ней морях, присланные Сибиряковым. Финансировали экспедицию А.М.Сибиряков, гетеборгский предприниматель О.Диксон и, как частное лицо, король Швеции и Норвегии Оскар II, причем на долю Сибирякова пришлось в целом около 40% всех расходов.

Кроме основного судна “Вега” в состав экспедиции входил пароход “Лена”, специально построенный в Швеции на средства Сибирякова и следовавший до устья Лены, и зафрахтованные им корабли “Фразер” и “Экспресс”, которые должны были доставить на Енисей европейские товары, а обратно в Европу — груз сибирского хлеба.

Пароход “Лена”. Плавал 80 навигаций.
В начале 1960-х годов историческое судно пошло на металл.

“Веге” пришлось зазимовать в Колючинской губе, не дойдя всего 100 миль до Берингова пролива; зимовка продолжалась десять месяцев. Все это время в мире росло беспокойство за судьбу экспедиции Норденшельда, обсуждались планы помощи, рассылались телеграммы. Но реальные действия предпринял только Сибиряков. Находясь в Цюрихе, он поручил своему доверенному в Иркутске И.П.Гундерину найти место зимовки экспедиции и оказать помощь. Когда это не удалось, Сибиряков срочно построил в Швеции пароход “Норденшельд” и отправил его южным путем вокруг Евразии к берегам Чукотки. Пароход потерпел крушение около Японии, но был спасен; экипаж не пострадал. “Вега” же, как оказалось, не нуждалась в помощи; 20 июля 1879 г. она прошла Беринговым проливом, а 24 апреля 1880 г. вернулась в Стокгольм.

Швеция оценила заслуги всех организаторов и участников экспедиции. Сибиряков был награжден орденом Полярной звезды, избран почетным членом Шведского общества антропологии и географии, членом-корреспондентом Общества военных моряков, членом научного и литературного обществ г.Гётеборга. Россия также оценила тех, кто обеспечил успех экспедиции: Норденшельда, короля Оскара II, Диксона, капитана “Веги” А.Паландера и даже чукчу Менка (за доставку почты с “Веги”). Удивительно, что лишь Сибиряков никак не был отмечен на родине.

С 1875 г. и до конца жизни Норденшельд переписывался с Сибиряковым. В архиве шведского ученого в Стокгольме среди писем многочисленных русских корреспондентов более всего — от Александра Михайловича (свыше 150 писем из 700) [6].

В последующие годы попытки самого Сибирякова на пароходе “Оскар Диксон” (1880) и снаряженных им экспедиций на корабле “Норденшельд” (1882—1885) пройти через Карское море к Енисею оказались неудачны. Это привело его к решению “остановиться на Печоре” и через нее установить связь Сибири с Европой. Проекты такого соединения возникали уже не раз с начала XIX в. Сибиряков связал Печору с Обью дорогой, проложенной по Щугорскому волоку — от с.Ляпин на р.Сыгве, притоке Северной Сосьвы, впадающей в Обь, до с.Усть-Щугор на Печоре. Она стала известна как Сибиряковский тракт на север.

В 1884 г. по тракту было перевезено 20 тыс. пудов грузов, в 1888-м — 210 тыс. пудов; тракт успешно действовал до 1898 г. Сибирские грузы вывозились в Печорский край, Мезенский уезд, на Мурманский берег, в Северную Норвегию, Данию. Для Печорского края эта дорога стала спасением: голод был обычным явлением на Печоре. Мука здесь стоила 2 руб. 50 коп. за пуд, а когда Сибиряков начал доставлять туда хлеб, цены снизились вдвое, а в 1887 г. — втрое. Жители называли Сибирякова “благодетелем всего Печорского края” [7].

Соединение Оби с Печорой было только частью обширного плана Александра Михайловича по связи всех основных районов Сибири как между собой, так и с европейской Россией и другими странами. Этот план сложился в результате предпринятых им нескольких экспедиций 80—90-х годов в различные районы Сибири и Дальнего Востока.

Еще одной частью плана была работа по улучшению условий судоходства на Ангаре. Сибиряков получил привилегию для организации буксирного пароходства в порожистой части Ангары сроком на пять лет, и в 1888 г. на реке начали взрывать пороги и прокладывать по дну цепь для туэрных (цепных) судов. Однако преодолеть самый порожистый участок Ангары не удалось, и Сибиряков ликвидировал предприятие, истратив более миллиона рублей.

Проблемы путей сообщения в Сибири и связи ее с другими странами волновали Александра Михайловича многие годы. Он посвятил им около 30 статей, опубликованных в 1881—1914 гг. главным образом в томской газете “Сибирская жизнь”. Шестнадцать статей он объединил в книгу “О путях сообщения Сибири и морских сношениях ее с другими странами”, включив в нее вместо предисловия размышления “Об автономии Сибири”. Ряд его статей был опубликован в двух немецких журналах — “Petermanns Geographische Mitteilung” и “Deutsche Geographische Blatter”. В 1910 г. в Цюрихе вышла его книга “К вопросу о внешних сношениях Сибири с Европой” (на немецком языке).

В 1876 г. Общество германской северополярной экспедиции в Бремене постановило направить в район Оби естествоиспытателей О.Финша и А.Брема, но смогло ассигновать лишь небольшую часть необходимой суммы. “И тут совершенно неожиданно... Общество получило богатейший подарок в 20300 марок. Великодушным жертвователем оказался А.М.Сибиряков из Иркутска, приносящий такие крупные, щедрые жертвы не только на благо своей родины, но и в интересах чисто науки вообще, и притом настолько бескорыстно, что как Отечество его, так и ученые Общества могут с гордостью считать его своим почетным гражданином и членом” [8].

Второй была экспедиция члена Французского географического общества Ш.Рубо в 1890 г. Он путешествовал от Казани через Урал по Сибиряковскому тракту, затем по Оби и собрал большую этнографическую коллекцию. За помощь экспедиции французское правительство отметило Сибирякова “Пальмовой ветвью”.

Благотворительная деятельность Александра Михайловича была направлена главным образом на развитие просвещения и культуры Сибири. Самое известное его пожертвование — 100 тыс. руб. в 1878 г. первому сибирскому университету в Томске, за что Сибиряков был награжден орденом Св.Владимира 3-й степени. В 1880 г. Сибиряков приобрел и подарил университету библиотеку В.А.Жуковского, включающую четыре с половиной тысячи томов с многочисленными маргиналиями, подстрочными переводами, дневниковыми записями. В 1882 г. он передал для ботанического и зоологического музеев университета коллекции, собранные в полярных районах Сибири и Америки экспедицией Норденшельда.

В 1904 г. А.М.Сибирякова вместе с Д.И.Менделеевым избрали в почетные члены Томского университета. До них этого звания были удостоены лишь император Николай II (1891) и министр просвещения граф И.Д.Делянов (1892).

В 1883 г. Сибиряков выделил Академии наук капитал в 10 тыс. руб., на проценты с которого один раз в три года должна была присуждаться премия за лучшее историческое сочинение о Сибири.

Много доброго и полезного сделал Александр Михайлович и для своего родного Иркутска. Он пожертвовал 800 тыс. руб. на создание и содержание четырех начальных училищ им. А.М.Кладищевой (своей сестры, умершей в возрасте 22 лет), 50 тыс. руб. — на учреждение Высшего технического училища, 12 тыс. руб. — на устройство типографии газеты “Сибирь”. Иркутской гимназии он подарил скульптуру М.М.Антокольского и три пейзажа И.К.Айвазовского, публичной библиотеке — много ценных изданий на русском и иностранных языках (в том числе “Полное собрание летописей” и “Известия Географического общества” за несколько лет). Он передал городу две пожарные машины, заново отстроил разрушенное пожаром здание приюта для бедных, созданного его отцом, участвовал в сборе средств для строительства нового театра, взамен сгоревшего.

Сибиряков много помогал учащейся молодежи: был почетным членом Общества для оказания пособий учащимся в Восточной Сибири и членом Общества для содействия учащимся в Санкт-Петербурге сибирякам. На Высших женских курсах в Петербурге существовало десять стипендий им.А.М., К.М., И.М.Сибиряковых и А.М.Кладищевой.

Еще одна сфера благотворительной деятельности Александра Михайловича — строительство и благоустройство церквей. В Иркутске, в Ремесленной слободе, он построил храм во имя иконы Казанской Божьей матери, сохранившийся до сих пор; в Вознесенском монастыре благоустроил главный храм; подарил землю для строительства богадельни для вдов и сирот духовного звания.

Город оценил заслуги Сибирякова, присвоив ему в 1893 г. звание почетного гражданина Иркутска.

Миллионные затраты на финансирование экспедиций, постройку кораблей, создание тракта на север, работы на Ангаре, благотворительность сильно сократили состояние Сибирякова. В начале ХХ в. он отошел от активной предпринимательской деятельности, передал дела сыну и уехал из Иркутска. Жил в Ницце, Батуми, Париже, Цюрихе. В 1920 г. шведский консул в Ницце разыскал Сибирякова. Александр Михайлович жил в глубокой бедности. Благодаря усилиям консула и председателя Географического общества в Стокгольме шведское правительство в 1921 г. назначило Сибирякову пожизненную пенсию в размере 3000 крон ежегодно.

Умер Сибиряков 2 ноября 1933 г. в Ницце. Три шведа и одна француженка, хозяйка гостиницы, шли за гробом человека, который, явив пример “бескорыстного служения общему делу... имеет все права на признательность своих соотечественников”.

Имя Александра Сибирякова донесли до наших дней названия нескольких кораблей. Первым был пароход, построенный в 1908 г. в Англии; в 1915 г. он был куплен Россией и назван “Александр Сибиряков”. Он имел героическую историю. В 1932 г. этот корабль совершил первое сквозное плавание по Северному морскому пути за одну навигацию. Тогда Александр Михайлович был еще жив и, наверное, узнал об этом. В 1942 г. “Сибиряков” в неравном бою с немецким крейсером погиб. В его честь этим именем был назван другой ледокольный пароход (плавал до 1972 г.), а позднее — теплоход, плавающий и поныне.

Неизвестный журналист оказался прав: имя Сибирякова — как название корабля — стало достоянием потомства. Хочется думать, что наступит время, когда соотечественники воздадут должное и человеку, отдавшему свои силы и состояние “на пользу города Иркутска, Сибири и вообще человечества” [9].

Литература

 

1 А.М.Сибиряков и его пароход “Лена” // Нива. 1878. №51. С.947.

2 Алексеева Г. Письмо из Ниццы // Вокруг света. 1990. №12. С.42—43; Щипко Л. Радетель Сибири // Уральский следопыт. 1992. №2. С.77—78; Гаврилова Н. Александр Сибиряков // Земля Иркутская. 1996. №5. С 44—45; Валлениус С. Загадка Сибирякова // Поиск. 1999. №1—2. 15 января. С.11; Цыганко В. Славный сын России: К 150-летию со дня рождения А.М.Сибирякова // Вестн. Ин-та геол. Коми Науч. центра УрО РАН. 1999. №10. С.28—29.

3 Сибиряков А.М. О путях сообщения Сибири и морских сношениях ее с другими странами. СПб., 1907.

4 См.: Студитский Ф. История открытия морского пути из Европы в сибирские реки и до Берингова пролива. Ч.1. СПб., 1883. С.218—219.

5 Норденшельд А.Э. Экспедиции к устью Енисея 1875 и 1876 годов. СПб., 1880. С. 130.

6 Пасецкий В.М. Русские письма в архиве А.Э.Норденшельда // Земля и Вселенная. 1995. №3. С.45—47.

7 Кунгин В. В Печорском краю // Изв. Архангельского об-ва изуч. Русского Севера. 1913. №2. С.73.

8 Путешествие в Западную Сибирь О.Финша и А.Брема. М., 1882. С.2.

9 Известия Иркутской городской думы. 1893. Т.1. С. 334.

http://vivovoco.rsl.ru/

 

 

        Вернуться назад

Copyright © 2004 Просветительское общество имени схимонаха Иннокентия (Сибирякова)
тел.:(812) 240-26-49
E-mail: sobor49@bk.ru, http: //www.sibiriakov.sobspb.ru/