Северный морской путь — это тот стержень, на котором держится завоз в районы Крайнего Севера. Первым его преодолел за одну навигацию в 1932 г. ледокол "Сибиряков", названный в 1914 г. в честь якобы умершего купца и золотопромышленника, богатого мецената А.М. Сибирякова — полярного исследователя, почетного профессора Томского университета.

Взойдет ли вновь звезда Сибирякова?

(К 150-летию со дня рождения А.М. Сибирякрва)

(«Энергия», 1999, N 7)


С.Н. ГОЛУБЧИКОВ,кандидат географических наук

Поздней осенью 1933 г. на лазурном побережье Ривьеры, на русском кладбище возле Ниццы хоронили одинокого старика. Присутствовавший на похоронах корреспондент газеты "Свенска Дагбладет" писал в номере от 8 ноября 1933 г.: "Это были странные похороны. Когда пришедшие подошли к небольшой белой часовне на русском кладбище, расположенном на красивом пригорке за Ниццой, они посмотрели друг на друга — никого, кроме них четверых: шведский консул в Ницце Барггрен, директор бюро путешествий "Нордиск Вояж" Перссон, хозяйка гостиницы, где жил умерший, и ваш покорный слуга, корреспондент газеты "Свенска Дагбладет". Три шведа и одна француженка стояли под ослепительным солнцем и ждали. Но в конце концов они поняли, что ни один из 50 000 соотечественников усопшего на Ривьере не пожелал обеспокоить себя появлением на похоронах. Шестеро пожилых мужчин в серых блузах подняли некрашеный гроб и понесли вверх по склону. Пожилой русский священник расстелил над гробом потрепанное покрывало с желто-голубой вышивкой, консул Барггрен положил в изголовье венок с желто-голубой лентой. Священник, улыбаясь, поблагодарил четверых пришедших на похороны. Хозяйка гостиницы со слезами на глазах спросила, что же пожилой русский господин сделал плохого, раз соотечественники его забыли. Консул Барггрен ответил, что он ничего плохого не сделал. Но с годами он стал одиноким и бедным, а был одним из самых богатых людей в своей стране..."

Так скромно завершил свой жизненный путь почетный гражданин России, член научного и литературного общества г. Гетеборга, почетный член Шведского общества антропологии и географии Александр Михайлович Сибиряков, скончавшийся 2 ноября 1933 г. в больнице Пастера (г. Ницца). Судя по свидетельству о смерти, умер он в бедности и одиночестве, поскольку документ о его кончине оформляли не родственники, а шофер Луи Эрстье (статья Л. Щетко "Радетель Сибири", "Уральский следопыт" № 2/1992).

А в это время имя Сибирякова на его Родине было очень популярным — в 1932 г. названный в честь якобы уже умершего мецената ледокольный пароход впервые прошел весь Севморпуть за одну навигацию. Подвиг сибиряковцев был высоко оценен — ледокол был награжден орденом Трудового Красного Знамени, награды получили руководители экспедиции: капитан В.И. Воронин, научный руководитель В.Ю. Визе, участники всемирно известного похода. Александр Михайлович, живший в это время во Франции, не мог не знать об этом событии. Мечтой его жизни было исследование Севморпути с тем, чтобы сделать из него такую магистраль, на которой держалось бы снабжение Арктики и Сибири, осуществлялось поступление северного товара на мировой рынок. По-видимому, знал А.М. Сибиряков и другое — то, что на Родине его забыли и уже давно, еще до революции, похоронили. Дата и место его смерти (1893 г., Иркутск) были обозначены во всех энциклопедических словарях и позже перекочевали в Большую Советскую Энциклопедию (см. т. 23, М., 1976). Можно представить, какие горькие чувства в это время одолевали одинокого старика, жившего на пенсию в 3000 крон, назначенную в 1921 г. шведским риксдагом. Небольшая пенсия была спасением для А.М. Сибирякова, она продлила ему жизнь. Председатель Шведского географического общества профессор X. Хессельман с трудом нашел в Ницце обнищавшего старика, бывшего самым крупным меценатом России в области арктических исследований, бескорыстно субсидировавшего несколько шведских полярных экспедиций. По его свидетельству, Сибиряков жил в глубокой бедности. "Во время нашего визита, — вспоминал Хессельман, — мы сидели с женой на простых стульях, а сам он сидел на кровати. Ел он в той же комнате — немного сыра и хлеба и глоток вина. Одежда его была сильно потерта. Но он был человек большой культуры, чтобы производить впечатление опустившегося человека... После того, как начала выплачиваться пенсия, положение Сибирякова улучшилось... Так как я просил его всегда сообщать мне свой адрес, я понял, что он в значительной мере использовал свои деньги на путешествия. Он побывал и на немецком курорте Висбаден, и в некоторых местах в Италии, что, несомненно, оказало весьма благоприятное воздействие на его здоровье". И на закате своей бурной жизни Александр Михайлович не изменил своей страсти — любви к странствиям. На путешествия он тратил все свои скромные средства.

Щедрым благотворителем был и его младший брат Иннокентий (1860—1901 гг.), московский книгоиздатель и незаурядная яркая личность. Он пожертвовал 40 тыс. рублей на открытие анатомического института в Санкт-Петербурге, спонсировал издание многотомных трудов по истории Сибири. Он пожертвовал почти все свои сбережения для выдачи пособий рабочим на золотых приисках (420 тыс. руб.) и ушел в монастырь. Умер Иннокентий Сибиряков в возрасте 41 года монахом Андреевского монастыря в Афоне.
Загадка мнимой смерти
Как же получилось, что похоронили А.М. Сибирякова за 40 лет до реальной кончины? Здесь нам придется сделать небольшое отступление и вернуться к годам юности Александра Михайловича.

Именитый купеческий род Сибиряковых вел происхождение от тех первопроходцев, кто начинал освоение необъятных сибирских пространств. Купеческая династия Сибиряковых держала в руках весь Иркутск, а через него и всю Восточную Сибирь. Они занимали высшие должности в городе. В начале XIX в. семья построила в городе самый большой и красивый дом, местные жители назвали его "белым домом" в противовес темным деревянным постройкам (позднее в этом доме разместилась резиденция генерал-губернатора). 29 сентября 1849 г. (по старому стилю) в семье Михаила и Варвары (в девичестве Трапезниковой) родился сын, которого назвали в честь деда Александром. Мальчик успешно закончил Иркутскую гимназию, и родители отправили его учиться дальше в Цюрихский политехникум. По его окончании Александр продолжил учебу в Германии, Франции, Швеции и других европейских странах. В Швеции в 25 лет он познакомился с известным геологом и полярником Нильсом Норденшельдом и увлекся его планами по изучению Севморпути. В дальнейшем всю свою жизнь Сибиряков связал с поиском наиболее удобных путей к освоению Сибири и Дальнего Востока. Он понимал, что без Севморпути сибирские крестьяне не смогут выйти со своим дешевым зерном на внешний рынок и получать необходимые изделия из металла (три существовавших в то время в Сибири "железоделательных" завода не могли удовлетворить и десятой доли потребностей). Из книг Н. Норденшельда известно, что юный Сибиряков помогал ему информацией о Сибири, которую он собирал, изучая историю плаваний в Арктике за многие годы. В 1875 г., благодаря поддержке молодого мецената, Норденшельд на шхуне "Превен" совершает плавание из Норвегии на Енисей. Тем самым шведский полярник доказал, что к началу августа на пароходе можно достичь устья великой сибирской реки и в тот же год вернуться обратно в Европу с сибирскими товарами. На спонсорские цели Сибиряков пожертвовал часть средств, которые они с братом получили от отца, ставшего крупным золотопромышленником и совладельцем Прибрежно-Витимской золотопромышленной компании, одной из крупнейших в Сибири.

http://www.courier.com.ru/energy/sib.htm
(Фотографии русского кладбища на горе Кокад в Ницце и могилы А.М. Сибирякова, выполненные в 2008г,. любезно предоставлены Натальей Дудоладовой).

(продолжение)

        Вернуться назад

Copyright © 2004 Просветительское общество имени схимонаха Иннокентия (Сибирякова)
тел.:(812) 240-26-49
E-mail: sobor49@bk.ru, http: //www.sibiriakov.sobspb.ru/