РУССКОЕ ГЕОГРАФИЧЕСКОЕ ОБЩЕСТВО. ИСТОРИЯ И СОВРЕМЕННОСТЬ

 

В мире существует немного организаций, при одном упоминании о которых практически у каждого человека на душе становится теплее. Безусловно, к их числу относятся Географические общества.

Как только читатель видит эти два слова, в памяти у него возникает удивительная смесь, из героев романов Жюля Верна, журнала «National Geographic», Колумба, Пржевальского, Миклухо-Маклая, бурных океанов, жарких пустынь...

Русское Географическое общество — что-то старинное, романтическое, некоммерческое — конечно, на душе становится лучше.

Одно из самых старых и заслуженных географических обществ мира— Русское — живет и работает в нашей стране.

Русское Географическое общество основано в Санкт-Петербурге по Высочайшему повелению императора Николая I, который 18 августа 1845 года утвердил представление министра внутренних дел России Л.А.Перовского.

Общество учреждалось при Министерстве внутренних дел, что подчеркивало его государственный статус.

В первой половине XIX века Географические общества были созданы в целом ряде стран, наше Общество стало четвертым по возрасту в Европе.

К этому времени Россия уже имела немалый опыт географических исследований. Были организованы экспедиции для изучения Сибири, Закаспийского края, отдаленных восточных и северных окраин страны.

Такие мероприятия, как Вторая Камчатская экспедиция 1733—1742 гг. и Академические экспедиции 1768—1774 гг., не знали равных по масштабам в истории географических исследований XVIII века.

Мировую славу России и ее науке принесли кругосветные плавания в начале XIX века, во время одного из которых, под началом Ф.Ф.Беллинсгаузена и М.К. Лазарева в 1820—1821 гг., был достигнут выдающийся успех — открыт новый материк, первый участок Антарктической суши.

За первые десятилетия XIX века было снаряжено немало экспедиций и на территории самой России, среди них замечательная по своим научным результатам экспедиция А.Ф. Миддендорфа (1843—1844 гг.) в Восточную Сибирь.

Развитие капиталистических отношений на обширных территориях Европейской России стимулировало интерес к собиранию детальных сведений о природных ресурсах, о состоянии населения, промыслов, земледелия, торговли и т. д. Некоторые шаги в этом направлении предпринимали правительственные учреждения.

И все же для такой огромной страны всего этого было ничтожно мало, что прекрасно понимали не только наиболее дальновидные ученые, но и другие прогрессивные, либерально настроенные интеллигенты, осознававшие необходимость реформ и видевшие, что без серьезного всестороннего знания своей страны (для чего была необходима специальная организация, координирующая такую работу) вряд ли можно добиться хозяйственного прогресса.

В 1843 году под руководством П.И. Кеппена, ученого-энциклопедиста, выдающегося статистика и этнографа, стал регулярно собираться кружок статистиков и путешественников для обсуждения острых вопросов состояния хозяйства в стране, составления ее статистического описания.

Позднее к кружку присоединились известный натуралист и путешественник К.М. Бэр, ученый с необычайной широтой научных интересов, и знаменитый мореплаватель адмирал Ф.П. Литке, исследователь Новой Земли, начальник кругосветной экспедиции 1826—1829 гг.

Это собрание можно считать предшественником Географического общества. Вопрос об его организации обсуждался весной 1845 года по инициативе К.М. Бэра.

Основную «организационную подготовку» взяли на себя К.М. Бэр, Ф.П. Литке и Ф.П. Врангель, начальник Колымской экспедиции 1820—1824 гг. и кругосветной экспедиции 1825—1827 гг. Ф.П. Литке подготовил проект Устава, который был подписан членами-учредителями.

В их числе, кроме упомянутых выше, И.Ф. Крузенштерн, В.И. Даль, В.Я. Струве, Г.П. Гельмерсен, Ф.Ф. Берг, М.П. Вронченко, М.Н. Муравьев, К.И. Арсеньев, П.А. Чихачев, В.А. Перовский, В.Ф. Одоевский — фамилии, известные и сегодня.

За Высочайшим повелением последовало первое собрание учредителей 1 октября 1845 года, на котором были избраны первые действительные члены РГО.

Здание Русского Географического общества было построено в 1908 году в Демидовском переулке Санкт-Петербурга (ныне пер. Гривцова, д. 10).

Общества (51 человек). 19 октября 1845 года в конференц-зале Императорской Академии наук и художеств состоялось первое общее собрание действительных членов РГО, избравшее Совет Общества. Открывая это собрание, Ф.П. Литке определил главной задачей Русского Географического общества «возделывание географии России».

При создании Общества предусматривалось 4 Отделения: географии общей, географии России, статистики России и этнографии России. Согласно постоянному Уставу 1849 года перечень отделений стал иным: отделения географии физической, географии математической, статистики и этнографии.

В начале 50-х XIX века в Обществе появились первые региональные отделы — Кавказский (в Тифлисе) и Сибирский (в Иркутске). Затем открываются Оренбургский и Северо-Западный (в Вильно, Юго-Западный (в Киеве), Западно-Сибирский (в Омске), Приамурский (в Хабаровске), Туркестанский (в Ташкенте) отделы, с большой энергией взявшиеся за изучение своих регионов.

Первым Председателем Общества стал Великий князь Константин (1821— 1892), второй сын Николая I. Его воспитателем был в свое время Ф.П.Литке. Константин Николаевич был одним из образованнейших людей той эпохи, поэтому принимал активное участие в проведении крестьянской реформы.

После его смерти Великого князя Константина Николаевича Общество возглавил Великий князь Николай Михайлович, а, начиная с 1917 года, председатели (позднее — президенты) стали избираться.

Первым фактическим руководителем РГО был его вице-председатель Ф.П. Литке — с 1845 по 1850 год. Затем его на 7 лет сменил сенатор М.Н.Муравьев, а с 1857 по 1873 год Обществом снова управлял Ф.П. Литке. После смерти знаменитого адмирала Общество возглавил П.П. Семенов, получивший впоследствии к своей фамилии прибавление Тян-Шанский и руководивший обществом в течение 41 года до своей кончины в 1914 году.

Уже в первые десятилетия деятельности Общество объединило наиболее передовых и образованных людей России, которым были близки острые социально-экономические проблемы эпохи. Русское географическое общество заняло видное место в научной и общественной жизни страны.

Путешествия — один из древнейших методов познания

окружающего мира.

Для географии в прошлом он был, по сути, важнейшим, когда только показания очевидцев, побывавших в тех или иных странах, могли дать достоверные сведения о народах, хозяйстве и физическом облике Земли.

Научные же экспедиции, получившие большой размах в XVIII и XIX вв., были, по меткому выражению Н.М. Пржевальского, по существу «научными рекогносцировками», так как могли обеспечить нужды описательного страноведения и удовлетворить запросы первичного и общего знакомства с существенными особенностями той или иной страны. Многочисленные экспедиции, организованные Русским географическим обществом, способствовали его славе и признанию заслуг.

А.П.Чехов писал о путешественниках прошлого века: «Составляя самый поэтический и жизнерадостный элемент общества, они возбуждают, утешают и облагораживают... Один Пржевальский или один Стенли стоят десятка учебных заведений и сотни хороших книг. Их идейность, благородное честолюбие, имеющее в основе честь родины и науки, их упорное, никакими лишениями, опасностями и искушениями личного счастья непобедимое стремление к раз намеченной цели, богатство их знаний и трудолюбие..., делают их в глазах народа подвижниками, олицетворяющими высшую нравственную силу».

Со временем на помощь экспедиционному методу исследований пришел стационарный, но экспедиции были и остаются «золотым фондом» Общества. Очень многие из них достойны, быть упомянутыми здесь, но рамки обзорной статьи не позволяют рассказать обо всех.

И все же нельзя не назвать хотя бы главные объекты экспедиционных исследований Русского географического общества.

Европейская часть России и Урал. Здесь следует отметить Первую экспедицию РГО под руководством профессора Э.К.Гофмана, которая изучала Северный Полярный Урал в 1848—1850 гг. и стала на редкость плодотворной.

Значительными были этнографические исследования П.П. Чубинского в Прикарпатье и археологические изыскания в Крыму К.С. Мережковского. Большое внимание уделялось сбору лексического богатства разных народов, населяющих европейскую часть России, особенно северных, где язык, фольклор, быт населения характеризуются многими архаическими чертами, сохранившимися, и по сей день.

Кавказ. Наиболее заметными здесь стали исследования географии растений Б.И. Масальского, Н.И. Кузнецова, Г.И. Радде, А.Н. Краснова.

Сибирь и Дальний Восток. К середине прошлого столетия обширные пространства Сибири и Дальнего Востока были плохо известны, отдельные районы вообще выделялись «белыми пятнами», и неудивительно, что здесь экспедиции Общества получили наибольший размах.

Вилюйская экспедиция, путешествие в Уссурийском крае — первая экспедиция Н.М. Пржевальского, исследования Сибири П.А. Кропоткина, Б.И. Дыбовского, А.А. Чекановского, И.Д.Черского, Н.М. Ядринцева, большая этнографическая экспедиция, охватившая своими маршрутами просторы Восточной Сибири (которая финансировалась богатым Ленским золотопромышленником А.М. Сибиряковым и получила название — Сибиряковская) под руководством Д.А. Клеменца, исследования В.А. Обручева, путешествия по Камчатке В.Л. Комарова — основные «вехи» исследования этого огромного региона.

Средняя Азия и Казахстан. Первым, кто по поручению Общества начал исследования этих обширных территорий, был П.П.Семенов. Его работу продолжили Н.А. Северцов, А.А. Тилло, И.В.Мушкетов, Б.А.Обручев, В.В. Бартольд, Л.С.Берг.

Азия за пределами России. Изучение природы и народов, сопредельных с Россией азиатских стран — одна из самых ярких страниц в истории Русского географического общества. Это более всего относится к исследованиям Центральной Азии, результаты которых стали известны во всем мире. Здесь, в Монголии и Китае, работали ученые, имена которых не забыты и сегодня: Н.М.Пржевальский, М.В.Певцов, К.И.Богданович, Г.Н.Потанин, Г.Е. Грумм-Гржимайло, П.К.Козлов, В.А. Обру¬чев — все активные деятели РГО.

Африка и Океания. Путешествия и исследования Н.С.Гумилева, Е.П.Ковалевского, В.В.Юнкера, Е.Н.Павловского явились заметным вкладом в изучение Африканского континента, а путешествия Н.Н. Миклухо-Маклая на острова Тихого океана, возможно,— самое замечательное мероприятие РГО.

Всегда полезно взглянуть на прошлое непредвзято, особенно на переломные периоды, когда стоял вопрос — а выживет ли вообще наша наука в годы революции, гражданской войны, голода и лишений?

Жизнь Русского географического общества не прерывалась даже в самые тяжелые и голодные годы — 1918-й, 1919-й, 1920-й... В сводном номере «Известий РГО» за 1919—1923 гг. можно прочесть: «Русское географическое общество за три четверти века своего существования всегда ставило своей неизменной задачей строго научную работу в избранной области на благо нашей страны, для географического изучения которой оно так много сделало... ни на час не прерывая своих занятии, не удаляясь от поставленных научных задач и не изменяя строго научного характера своей работы перед государством, предоставляя в распоряжение Правительства всякий раз, когда это требовалось, результаты своего научного труда и опыта».

И здесь ничего не приукрашено, все здесь, правда. В тяжелейшем 1918 году в Обществе состоялось три Общих собрания с научными докладами, в 1919 — два таких собрания. Удивительно и то, что в 1918 году в Общество вступило 44 человека, в 1919 — 60 человек, в 1920 — 75. Может быть, по нынешним временам это небольшие цифры, но следует помнить, что по последнему предреволюционному списку число членов Общества составляло всего 1318, а реальное число было куда меньше.

В 1918 году на должность председателя Общества был переизбран Ю.М.Шокальский. Под его руководством РГО сумело очень точно определить генеральные направления исследований.

В 1920 году при Обществе создается Комитет Севера под председательством Ю.М. Шокальского, годом позже утвержденный Правительством РСФСР. Комитет объединил практически все организации, связанные с освоением Севера.

Были продолжены исследования Центральной Азии. В 1923 году выходит замечательный труд П.К.Козлова «Монголия и Амдо и мертвый город Хара-Хото». В том же году Совет Народных комиссаров одобрил организацию новой Монголо-Тибетской экспедиции «с отпуском на эту экспедицию необходимых денежных средств».

Одним из важных для государства научных направлений работы Общества стало составление Географо-статистического словаря СССР, который должен был заменить вышедший в 1863—1885 гг. словарь, составленный П.П. Семеновым-Тян-Шанским, во многих частях устаревший. Послереволюционная Россия находила силы защищать свои национальные интересы, делалось это и по инициативе РГО.

Так, в 1922 году Общество выступило с протестом против предложения Лондонского Королевского географического общества о снятии названий в Тибете, связанных с именами русских путешественников.

В 1923 году Совет РГО протестовал против норвежских переименований на карте Новой Земли.

С 1923 года усилиями Ю.М.Шокальского и В.Л.Комарова постепенно восстанавливаются международные связи Общества.

Научная блокада молодого государства продолжалась недолго, игнорировать русскую науку далее стало невозможным. Конечно, были и большие потери — часть русских ученых, не принявших революцию, была выслана за границу. Именно поэтому, скажем, евразийство, возникшее в Софии и Праге, стало «концепцией русской эмиграции», а не родилось в самой России.

Вскоре после революции Общество ощутило на себе усиление доминации власти, но больше в виде передовых статей в своих «Известиях», чем в виде реальных указаний. Славословия в адрес вождя, которого называли даже «великим географом», стали непременным атрибутом журнала лишь в конце 30-х и в 40-х годах. Любопытен партийный состав руководства Общества в середине 30-х годов: из 22 его членов только четверо состояли в ВКП(б) — академик Н.П.Горбунов, доцент Богданчиков, И.К. Луппол и Н.В.Крыленко — бывший нарком юстиции, позже расстрелянный.

30-е годы были периодом расширения и закрепления всего сделанного после революции, годами укрепления самого Общества, роста его филиалов и отделов.

С 1931 года президентом Общества стал Н.И.Вавилов.

В 1933 году в Ленинграде собрался Первый Всесоюзный съезд географов, на котором присутствовало 803 делегата — цифра и на сегодня рекордная. Многие доклады на съезде (А.А.Григорьева, Р.Л. Самойловича, О.Ю.Шмидта) были как бы итоговыми, отмечавшими гигантский рост географических исследований в нашей стране и ответственную роль Государственного географического общества в новых условиях. Как позже отмечал Л.С.Берг, «основу деятельности Общества составляют посильное содействие нуждам народного хозяйства и пропаганда географических знаний». Сегодня это называют «служением тоталитаризму».

Как самостоятельная общественная организация Географическое общество существовало до 1938 года, будучи курируемым и отчасти финансируемым Министерством внутренних дел, а затем Народным комиссариатом просвещения. При этом оно всегда имело тесные научные контакты с Академией наук, особенно возросшие в годы Советской власти, когда руководители Общества были членами Академии.

В 1938 году Общество оказалось включенным в число учреждений Академии наук, что Л.С.Берг считал актом «положительной оценки деятельности Общества». Никаких решений по этому поводу само Общество не принимало. Архивные материалы свидетельствуют о том, что передача была вынужденной и внешне не преследовала никаких специальных целей.

Протокол №3 заседания Президиума Верховного Совета СССР от 16 апреля 1938 года сообщает о «реорганизации аппарата Президиума Верховного Совета СССР», в нем говорится: «Ликвидировать Комитет по заведованию научными и учебными учреждениями при ЦИК СССР, передав подведомственные ему научные и учебные учреждения следующим организациям:

Академии наук при СНК СССР:

е) Всесоюзное Географическое Общество в г. Ленинграде».

С этого момента Общество стало именоваться Всесоюзным.

В 30-е годы Ленинград лишился целого ряда институтов, многих научных кадров, работников культуры, искусства, переведенных в Москву. Потерял наш город и Академию наук. Вероятно, такая же судьба была уготована и Географическому обществу, в Москве был даже образован оргкомитет по созданию Всесоюзного географического общества. Но затея провалилась благодаря активной про ленинградской деятельности выдающихся руководителей Общества, и, прежде всего Н.И. Вавилова, что ему не прошло даром.

Отдельного исследования и повествования требует одна из самых страшных и больных тем в истории географической науки — репрессии 30—40-х годов, жертвами которых стали многолетний президент Географического общества великий русский ученый, академик Н.И. Вавилов, Я.С. Эдельштейн, знаменитый евразиец, Л.Н.Гумилев и многие другие ученые. Здесь же только задумаемся о том, какие силы «просвещали» репрессивные органы относительно того, что назвать «контрреволюционной деятельностью геттнерианцев и центрографов», что «замаскированной геополитикой» и что «фашистским влиянием». Блестящие слова Л.Н.Гумилева — «ученые сажали ученых» — точнее всего характеризуют тот период.

Безусловно, отдельного рассказа достойна работа Географического общества в годы Великой Отечественной войны. Десятки географов погибли либо на ее фронтах, либо от голода, спасая жизнь самого Общества в блокадном Ленинграде.

Интереснейшим периодом в деятельности Общества является время между его первым и девятым съездами, фактически время между "великой Отечественной войной и распадом СССР. В эти годы работа Общества была неразрывно связана с именами его президентов академиков Л.С.Берга, Е.Н.Павловского, С.В. Калесника, А.Ф.Трешникова.

21 марта 1992 Ученый совет Общества принял историческое решение: «В связи с ликвидацией союзных структур и необходимостью переименования возвратить Географическому Обществу СССР его первоначальное историческое название и впредь, до съезда, именовать "Русское Географическое Общество" . Это решение подчеркивало — мы — то самое Общество, созданное в 1845 году.

Отказ от слова «Российское», которое предлагалось некоторыми членами Общества, объясняется просто: это слово сразу отсекало бы бывшие союзные республики, ныне — самостоятельные государства. Многие географы, проживающие там, остались действительными членами Русского Географического общества.

Десятый, юбилейный съезд Общества, прошедший в Санкт-Петербурге в 1995 году, утвердил это название. На этом съезде президентом Общества был избран крупнейший российский ученый, экономико-географ, профессор С.Б. Лавров, главными заслугами которого стали сохранение Общества в необычайно экономически трудное время и возвращение ему имени.

Сегодня Русское Географическое общество — это всероссийская общественная организация, объединяющая 27 тысяч членов на территории всех субъектов Российской Федерации и за рубежом и имеющая региональные и местные отделения, а также филиалы и представительства по всей России. Крупнейшими отделениями Общества являются Приморское и Московское.

По закону Российской Федерации «Об общественных объединениях» РГО зарегистрировалось после десятого съезда в Министерстве Юстиции РФ как независимая общественная организация. Это совсем не означает разрыва с Академией наук. О взаимодействии с РАН говорится в новом Уставе РГО. Вместе с тем, де-юре самостоятельность Общества, утраченная им в 1938 году не по своей воле, восстановлена.

Центральная организация РГО располагается в Санкт-Петербурге, в собственном доме в переулке Гривцова, построенном в 1908 году на деньги членов Общества, во многом благодаря усилиям П.П. Семенова-Тян-Шанского.

Сегодня в залах Общества ежедневно собираются члены различных отделений и комиссий Центральной организации (их более 35), для обсуждения современных проблем географии и смежных дисциплин. В здании работают Научный архив, Музей, Библиотека, Центральный лекторий им. Ю.М.Шокальского, Редакционно -издптельский отдел, Типография.

Основными направлениями деятельности архива Общества являются сохранение фондов, их пополнение и использование. Здесь хранится 136 личных фондов географов и путешественников, 115 коллекций по этнографии народов России.

Недавно Архив пополнился персональным фондом президента Географического общества СССР академика А.Ф.Трешникова.

Следует отметить также поступление из Туниса. Хранительница всей документации, связанной с эпопеей последней эскадры Российского флота в 1920—1924 гг., А.А. Ширинская-Манштейн согласилась передать значительную часть документов только в Архив РГО, отказав даже Центральному архиву ВМФ.

К сожалению, наш Архив сегодня более популярен у зарубежных исследователей, нежели у отечественных, хотя число последних начало расти. После долгого перерыва наши документы заинтересовали и городские власти: губернатор Петербурга В.А.Яковлев пригласил Архив участвовать в выставке «Санкт-Петербургу — 300 лет».

Музей Истории РГО входит в перечень академических музеев. Ежегодно его посещают более 600 человек, в том числе ученые из Англии, Франции, Швеции, Норвегии, Голландии, США, Германии, Венгрии, Бразилии и Китая.

Архив и Музей вносят серьезный вклад в дело пропаганды географических знании, географического просвещения. Последнее, кстати, является одной из приоритетных задач Общества, записанных в его Уставе. Так, во второй статье Устава, среди целей и задач Общества, перечислено: распространение географических знаний, пропаганда достижений отечественной и мировой географии, воспитание географической и экологической культуры; содействие в улучшении качества географического и экологического образования среди различных возрастных и профессиональных групп населения; содействие улучшению преподавания географии в средней и высшей школе.

Наиболее полно такая работа ведется в рамках Центрального лектория имени Ю.М. Шокальского, где географии последовательно возвращается главное место в системе экологических наук, которое она сегодня не занимает по недоразумению. В основном, мероприятия в Центральном лектории, особенно страноведческие лекции, циклы, посвященные Петербургу, истории Российской государственности, привлекают в равной степени взрослую и молодежную аудитории. И если старшее поколение вполне удовлетворено лекционной формой получения географических знаний, то молодежи нередко недостает собственной географической исследовательской работы.

Именно поэтому в 1970 году при РГО был создан клуб учащихся «Планета», позднее преобразованный в географическое общество учащихся «Планета», где объединились школьники и студенты, любящие географию. На счету «Планеты» и ее многочисленных отделений по всей стране десятки сложных экспедиций, всесоюзные и всероссийские конференции, семинары и симпозиумы и даже серьезные научные исследования. Многие «планетяне» впоследствии стали учеными, защитили диссертации, продолжают успешно трудиться в географии. В «перестроечные» годы деятельность «Планеты» ослабла, однако на XI съезде РГО, который состоялся в августе 2000 года в Архангельске, по инициативе молодых географов приняты меры к полному восстановлению работы географического общества учащихся.

В Обществе энергично работают и другие объединения молодежи, например, экологический клуб «Экоша» при Отделении охраны природы, кружок Юный этнограф при Отделении этнографии, Русское Географическое общество учащихся и др.

Один из основных способов получения географических знаний — работа в Библиотеке. Самая большая в Европе географическая Библиотека (около 500 тысяч томов) продолжает обслуживание читателей, большинство из которых, появившись здесь один раз, затем не расстаются с этой сокровищницей знаний в течение всей жизни.

Пропаганда и распространение географических знаний широко ведутся во время многочисленных всероссийских и международных совещаний и конференций, ежегодно проводимых Обществом в Санкт-Петербурге и других городах, а также на съездах Общества, которые один раз в пять лет, подводят итоги развития географической науки и определяют пути ее дальнейшего развития. О значении географического образования в деятельности РГО говорит хотя бы такой факт: на последнем съезде Общества в Архангельске работа первой секции была посвящена взаимодействию географической науки и образования.

Возрождается в Обществе и экспедиционная деятельность. Действительные члены Общества всегда участвовали и участвуют в экспедициях вне зависимости от их ведомственной принадлежности. Можно назвать ежегодные походы на Северный полюс председателя Полярной комиссии РГО Виктора Боярского, восхождения альпинистов — членов Общества на высочайшие вершины мира (достаточно вспомнить покорителя Эвереста Владимира Балыбердина), хотя эти мероприятия готовились не Обществом.

Русское географическое общество по-прежнему продолжает работать на благо народа нашей страны, предлагая свой большой научный потенциал и государству, и отдельным субъектам РФ. Многие отделения Общества проводят самостоятельные экспедиции в своих регионах, преимущественно краеведческой и экологической направленности.

Центральной организацией РГО проводятся совместные с фондом «Earthwatch» экологические экспедиции по России.

Так, по заказу Комитета по делам Федерации и региональной политике Государственной Думы Обществом велись работы по разработке общей концепции региональной политики России.

В РГО разработан проект большого историко-географического Атласа Санкт-Петербурга, нашедший поддержку в Администрации города. Надеемся, что создание Атласа будет включено в план мероприятий по подготовке к 300-летию города.

По заказу Администрации Нижегородской области начаты работы по исследованию ресурсов жизнеобеспечения регионов России с учетом нравов, традиций, образования, культуры, науки, быта, хозяйства.

По договору с Администрацией Архангельской области члены Общества разрабатывают стратегию развития ее транспортного комплекса.

Отделение медицинской географии РГО ведет работы по созданию медико-экологического Атласа Ленинградской области.

На Ладоге ежегодно работает подводная поисковая археологическая экспедиция. Много лет проводилась научно-популярная экспедиция «Нева» по пути из варяг в греки. С 1996 г. активно работает Комплексная Северная поисковая экспедиция (КСПЭ), занимающаяся изучением природного, культурного и исторического наследия Северо-Запада результаты работы которой по проекту "Тайны Русского Севера" регулярно освещаются СМИ.

В 2009 г. Комиссия научного туризма РГО начала реализацию нового проекта по составлению туристического атласа "Сакральная география народов России". Можно определенно утверждать, что экспедиционная деятельность РГО будет заметно развиваться уже в ближайшие годы.

Однако времена, когда городской голова Петербурга писал П.П. Семенову-Тян-Шанскому: "Окажите милость, примите 10 тысяч рублей серебром на нужды Общества",— еще не вернулись.

Основной проблемой в деятельности РГО, как, видимо, и вообще учреждений науки и культуры, остается финансовая. Кажется, сегодня уже все поняли, что если учреждение науки и культуры становится «самоокупаемым», то оно превращается в коммерческое предприятие.

Со дня основания РГО государство понимало необходимость финансово поддерживать Общество и делало это до начала 1990-х годов. Помощь адресовалась Обществу разными способами — через Министерство внутренних дел, через Наркомпрос, через Академию наук, и никогда не возникало никаких затруднений. Сегодня же высокие правительственные чины на просьбу действительного члена Общества заместителя председателя Государственной Думы А.Н. Чилингарова помочь гордости российской и мировой географической науки отвечают холодным отказом, ссылаясь на новые законы, не дающие возможность финансировать деятельность общественных организаций из госбюджета. К слову, новые законы и не запрещают это делать, а в царское и советское время законы вряд ли были мягче.

Нам не дают умереть, и, хочется верить, не дадут. Ну, а если Русское Географическое общество будет жить, то оно еще очень много сделает для России, Санкт-Петербурга и самой замечательной науки на свете — географии.

Спасибо петербургским властям, Российской академии наук, которые уже несколько лет помогают нам, спасибо другим организациям, поддерживающим Общество.


С.Б. Лавров

Ю.П. Селиверстов

        Вернуться назад

Copyright © 2004 Просветительское общество имени схимонаха Иннокентия (Сибирякова)
тел.:(812) 240-26-49
E-mail: sobor49@bk.ru, http: //www.sibiriakov.sobspb.ru/